• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:05 

Sherlock.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Про вторую серию третьего сезона и вообще.
Но сначала – про вторую серию

It was amazing!

Шерлок такой… Шерлок. И такой замечательный! И тамада из него просто отличный. То есть, шафер. Но он, кажется, тоже слегка запутался в этих терминах.

Напьёмся с лучшим другом по плану. А главное - по науке.
Устроим друзьям своих близких проверку на благонадёжность.
Сведём любой разговор к уголовщине, наконец.
Насчёт первого – я не пью, но чисто теоретически – да, а как же иначе.
Насчёт второго и третьего – Шерлок, я так тебя понимаю!

Понимаю – ключевое слово в моём восприятии Шерлока.
Всех остальных людей, абсолютно всех, даже самых любимых, я хоть изредка, но не понимаю. Я понимаю мотивы их мыслей и действий – в этом плане всё замечательно. Чего я не понимаю, так это – как-так-можно-вообще. Даже при наличии формального мотива. А уж при отсутствии достаточного мотива, как, собственно, и бывает обычно...
С Шерлоком такой проблемы не возникает. Вообще. Его поступки и образ мысли не вызывают у меня недоумения. И никаких других форм раздражения не вызывают. Никогда-никогда.

По моим меркам, Шерлок – хороший человек. Очень-очень хороший.
Хороший человек, в моём понимании, – это разумный, адекватный, искренний и прямолинейный человек, который:
1. Не мешает жить другим. «Мешает» имеется в виду: злонамеренно. И именно «мешает», а не «причиняет временные и/или мелкие неудобства». Потому что временные и/или мелкие неудобства кому-то причиняем мы все. Постоянно. Одним только фактом своего существования.
Про тех, кто мешает не злонамеренно, а по дурости, я даже не говорю. Они, в моём понимании, не подпадают под условия «разумный» и «адекватный».
Тех, кто равняет такие понятия, как «мешает кому-то жить» и «ловит преступников», я надеюсь, тут нет. Ибо они под критерии адекватности не подпадают тоже.
1.2. А по возможности – помогает.
2. Если любит кого-то, то не на словах, а на деле.
И – всё.
Наличие или отсутствие других качеств значения не имеет.

«Шерлок» - это сериал не о приключениях Шерлока Холмса, а о самом Шерлоке Холмсе. За что и люблю. Приключений-то мне и своих хватает.
The most heartbreaking thing about Sherlock: никто из его окружения не любит его так сильно, как он того заслуживает.

А ещё «Шерлок» - это сериал о жизни. Не только о жизни Шерлока Холмса, но и о жизни вообще – как таковой. В том числе, и о нашей с вами.
Обо всей её неподвластности человеку, жестокости и ужасающей безысходности.
Жизнь сама по себе – ужасная штука. Прекрасной её делают люди. На какое-то время. Меж тем, по природе своей она остаётся ужасной. Ужасно жестокой. Хуже того – жестокой необоснованно. Жестокой к случайным жертвам. Как какой-нибудь психопат, точно.
В сущности, жизнь – это когда ты переживаешь последствия неприятностей, которые случились с тобой не по твоей вине.
Едва выкарабкиваешься из одних неприятностей, как с тобой уже случаются новые. И так – по кругу, до бесконечности.
Иначе бывает. Но очень редко. И это тот самый случай, когда исключения лишь подтверждают общее правило.
А общее правило таково: если сейчас всё хорошо, значит скоро всё это «хорошо» рухнет. Не по твоей вине. Зато - у тебя на глазах. И ты ничего – ничего – не сможешь с этим поделать. Только смотреть. И высматривать крышу повыше.

Грядёт третья серия, а значит – очередная трагедия. Народ вот её боится. А мне не страшно. Мне в этой жизни уже ничего не страшно.
Я знаю, что всё будет плохо. И знаю, что избежать этого невозможно.
Поэтому мне не страшно. Мне очень горько.

Горько.
Ах да, мы же про свадьбу.

Раньше всех со свадьбы уходит тот, кто умеет уходить вовремя.
The saddest thing about loneliness: по сравнению с обществом подавляющего большинства людей, одиночество – это ещё хорошо, даже очень.

17:04 

И - о погоде.

Лицо, сочувствующее правосудию.
На дворе – одиннадцатое января. А на улице – ливень. Второй день кряду уже идёт, практически не переставая.
Вот такое у нас тут плохое лето, ага.

14:19 

Тула: туда и обратно.

Лицо, сочувствующее правосудию.
В понедельник мы с Мирой ездили в Тулу. Чтобы сходить там в кино. На «Хоббита».

Прелестная предыстория.
Жила-была в Туле подруга Миры, и было ей не с кем пойти в кино на «Хоббита». Узнав о такой несправедливости жизни, Мира решила её исправить.
Мира собралась в Тулу. Чтобы сходить там в кино на «Хоббита» вместе с подругой.
Казалось бы, причём тут я? А притом!
- Не хочешь поехать чёрт-те куда, чёрт-те когда, чёрт-те зачем вместе со мной? - спросила меня Мира прекрасным субботним вечером. Как уже спрашивала однажды - чуть больше года назад и при схожих обстоятельствах.
- Конечно, хочу! – ответила я. Так же, как в прошлый раз.
И вот – мы поехали.

Туда.


Ту-лу-ла-ту-лу-ла-ту-ту-ту-лу-ла.


И обратно.

P.S. К слову о преступлениях. Сведём любой разговор к преступлениям, да. Тула – город курского направления. На следующий день после того, как мы оттуда вернулись, на Курском вокзале искали бомбу. Не нашли, к счастью. Дорогой Джим?..

15:53 

Лицо, сочувствующее правосудию.
В пятницу виделись с Настей. Настя, друг ты мой и соратник, спасибо тебе за всё!

Нельзя просто так взять – и доехать куда-либо на метро. У меня, во всяком случае, всё как-то не получается. Можно доехать только непросто – с дорожно-транспортными приключениями и происшествиями.
За что я метро и люблю. Хотя, вообще-то, за это мне надо любить в большей степени не его, а себя. Точнее, не любить, ибо – ну как же так можно-то, а.

Именно в тот день, когда мы с Настей вознамерились встретиться на синей Арбатской, синюю Арбатскую на весь день закрыли во имя ремонта. И не только её, но и почти треть синей ветки. О чём мы узнали весьма своевременно – только на полпути к цели.
Разгар новогодних праздников и каникул – это, конечно, самое время для ремонта метро.
С другой стороны, спасибо ремонту за лишние метры прогулки.


Ярмарка на Старом Арбате – это самая толковая рождественская ярмарка, из тех, что я видела в городе в этом году.
По вечерам в небе над Смоленской набережной можно увидеть почти северное сияние. Welcome to Night Vale, как говорится.
В окне японской кафешки на Новом Арбате красуется снежинка из самолётиков. Нет, нам оно не привиделось.
А по окну другого увеселительного заведения в тех же краях бегает большой чёрный паук. Световая проекция, да. Бр-р-р.


А какие чудесные планы у меня на сегодняшний-завтрашний день!
Сегодня я гуляю до упаду. К часу ночи возвращаюсь домой – смотреть угадайте-с-первой-попытки-что. Смотрю это самое угадайте-что до трёх часов ночи.
А уже в пять утра выбегаю из дому навстречу прекрасным людям и спонтанным иногородним приключениям.
Вернусь домой ближе ко вторнику и страшно довольная.

17:19 

#SherlockLives!

Лицо, сочувствующее правосудию.
Серия в трёх словах:
3. Этот Неловкий Момент.
2. Сценарий Писали Фанаты. (И для фанатов).
1. ВСЯ. МОЯ. ЖИЗНЬ.

Нет, правда. Вся моя жизнь. Вся моя жизнь в её нынешнем состоянии. В смысле - фарс. В смысле - так оно в жизни всё и бывает.
То ли плакать, то ли ржать дальше, ага.
Слишком много фарса. И в жизни. И в кино.


- Удивите меня!
Джон, будь осторожней в своих желаниях! (Или счастливее, когда они вдруг сбываются).

Шерлок сильно изменился за лето. Оно и понятно. Непонятно – почему за два года мытарств (а скрываться – это всегда мытарство) его характер стал мягче, гораздо мягче, чем был, а не наоборот. Непонятно и нелогично.
Хочется верить, что нехарактерное поведение Шерлока – это просто очередной его эксперимент над окружающими. И более ничего.

Про два года. Вернёмся на два года назад.
Рейхенбах. Полёт Шерлока с крыши Бартса.
Джона жалели все. Естественно, ведь он потерял лучшего друга. Но хоть бы кто пожалел Шерлока! Который, между прочим, тоже в тот день потерял друга. А ещё - привычную жизнь и доброе имя. Да, не навсегда. Но ведь и Джон потерял друга не навсегда! Это сам он об этом тогда не знал. А зрители-то знали! Зрители знали, но Джона жалели, а Шерлока - нет. Почему-то. То есть, кто-то, конечно, жалел, но таких было мало.
Меня такая несправедливость возмущала два года. И до сих пор возмущает.
Возможно, всё дело в том, что на месте Джона люди представить себя в состоянии. А на месте Шерлока - нет. Отсюда и разная степень эмпатии и сочувствия.
Но всё равно - несправедливость же страшная!

Молодцы сценаристы, что так и не раскрыли тайну чудесного спасения Шерлока.

Мэри слишком хороша, чтобы быть правдой.

И очень понравилась музыка в самом начале серии.

Remember, remember the 5th of November.
- Какое сегодня число?
- Ноябрь.
Ребята, добро пожаловать в клуб потерянцев во времени!

Майкрофт выучил сербский за два часа. Ы-ы-ы! Вызов принят!

Не удивлюсь, если новый возлюбленный Молли в итоге тоже окажется кем-то опасным.

Сюрреализм происходящего. Кому он ещё бросился в глаза.

Насчёт серии. Насчёт фарса.
Это было... Оригинально. Но. Поиграли – и хватит. Шерлок вернулся! Так вернись же и жизнь на круги своя. (Ну, хоть чья-то). Пожалуйста!


Ну, и куда же я без и истории из реальной жизни на тему серии.
Ноосфера! Метро!

18:53 

Весело, весело встретим Новый Год.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Была у нас с Таней идея: погулять в новогоднюю ночь. Давно была. Этой ночью она осуществилась.
Танюш, спасибо тебе за это огромное!

Новогодняя ночь. Идёшь по улице, словно героиня боевика: идёшь, а за спиной у тебя гремят взрывы (салюты).

Итак, что мы в новогоднюю ночь натворили.
Повергли в восторг кремлёвскую службу безопасности.
Устроили пикник на обочине. Даже два пикника.
Почти подрались с гостями столицы. Они первые начали!
А ещё:
- Обошли добрых полгорода.
Заметки на полях.
- Встретили на своём пути занятных персонажей. Не считая тех самых гостей столицы.
И люди вокруг...
- И покатались на метро.
Метро 2014.

15:41 

Новый Год к нам мчится.

Лицо, сочувствующее правосудию.
С Наступающим вас, прекрасные люди!
Будьте счастливы в новом году – все, все, все и каждый по-своему!

Все знают: в ночь с тридцатого на тридцать первое декабря надо спать. Отсыпаться на сто лет вперёд. Или хотя бы на все каникулы. Поэтому я этой ночью не проспала ни секунды.

Для кого-то нынешний день завершится фейерверком. Для меня он с него начался. Со взрыва он начался. Лампочек. В люстре. Давненько они не взрывались так оглушительно.
Но одного форс-мажора на утро мне было мало. Поэтому, едва справившись с последствиями взрыва, я залила чаем паспорт. Загранпаспорт. И фотик. И тот, и другой – вполне живы. А второй после лёгкого утопления так и вовсе стал лучше работать.

Каждый год тридцать первого декабря…
… Я пребываю в полуобморочном состоянии.
… Я лихорадочно наряжаю ёлку.
Сделать это заранее мне упорно не удаётся, хотя я постоянно честно пытаюсь.

Тридцать первое декабря, говорите? Зима? Ну-ну.
У нас на дворе нынче попеременно то осень, а то – весна. Травка вовсю зеленеет, солнышко блестит иногда. Тепло относительно, хорошо несказанно.
Новогоднее настроение? Чего нет - того нет. Зато есть весеннее. Весеннее настроение в канун Нового Года – это так здорово! Даже лучше, чем новогоднее.

Вообще, погодка настойчиво шепчет: устрой себе ночную прогулку, как в прошлом году. Ничего не загадываю, но помню: лучший способ избавиться от искушения – это поддаться ему.

Ёлка, меж тем, всё ещё не наряжена. «Наряжаю» - понятие растяжимое, вы ж понимаете.
Процесс слегка стопорит то, что смотрю я на него со стороны и думаю: какая ёлка, весна на дворе. Что интересно: уже существующие украшательства у меня когнитивного диссонанса не вызывают.

Вчера обошла, кажется, все рождественские ярмарки, которые только есть в городе. Ярмарки, как на подбор, бестолковые, но симпатичные. И да, мне нравится их количество. Большое, большое количество. Они сейчас в центре буквально на каждом шагу. Куда ни пойдёшь – везде праздник.

Отдельное спасибо Новому Году за то, что добрую половину зимы мы живём в окружении всяческой предпраздничной красоты.
И вам всем большое, вот просто нечеловеческое спасибо за то, что были со мной в этом году!

16:27 

Прощай, зимняя сессия!

Лицо, сочувствующее правосудию.
Моя последняя сессия в этой магистратуре.

Наш новогодний подарок профессору Н. назывался «сюрприз». В чём он состоял. Нас, магистрантов, на кафедре полтора землекопа три человека. Три человека, которые видятся раз в тысячу лет. Притом два из них, если вдруг что, всегда встанут горой за третьего. Удивительно, правда, профессор?
Мораль сей басни: никогда не давайте обещаний, которых не собираетесь исполнять, в присутствии двух свидетелей. А если уж пообещали что-либо, так выполняйте. Иначе свидетели нанесут ответный удар!

Впервые в этом учебном году повидалась с научной руководительницей.

Про научных руководителей – это отдельная песня: протяжная, заунывная.
Был у моего однокурсника научный руководитель. На протяжении целого года с хвостиком был. А потом ему (руководителю, не однокурснику) надоело руководить, и он послал моего однокурсника… к другому руководителю. Дело было в октябре. За семь с половиной месяцев до защиты.
Думаете, семь с половиной месяцев до защиты, и не диплома, а диссертации – это не лучшее время, чтобы сменить научного руководителя? Я тоже так думала. А уж что думал по этому поводу мой однокурсник!
А вчера мы узнали прекрасное. Мы узнали, что это ещё не предел. Ибо…
Был у девушки с соседней кафедры научный руководитель. Почти полтора года был. А на днях он внезапно уволился. Да, даже не дожидаясь окончания сессии. И теперь у неё уйма проблем другой научный руководитель. С другими требованиями. Но – да, спасибо, что хоть какой-то.

К слову, про соседнюю кафедру. Ту, где всякое водится.
Странный товарищ оттуда, который весь семестр проходил, глядя куда-то в вечность, и вообще в полном астрале. В день экзамена он на нас только что не кидался. Мы тогда ещё этому удивились, ибо – с чего бы. Одной стороны. А с другой – совершенно не удивились.
Нам с ним, оказывается, ещё повезло. Потому что на нас он ЧУТЬ не кидался. А вот в девушку из другой группы, по рассказам очевидцев, когда она на экзамене сказала что-то, с чем он был не согласен, запустил зачёткой.

Подслушано у дверей деканата.
Ребята с вечёрки обсуждают, что подарить преподавателю к новому году.
- А давайте купим ему коньяк!
- А вдруг он не пьёт?
- Что значит – не пьёт? Он же бывший следак!
В общем, народ! Кому жизненно необходимо оправдание своего пьянства – идите работать в органы.
И другие неочевидные плюсы работы там…
Хотите увидеться с человеком? Чтобы он точно согласился на встречу и точно пришёл? Просто пошлите/вручите ему повестку!
И в гости напрашиваться тоже не надо. Можно просто прийти с обыском.

Судебная экспертиза, зачёт - было написано в расписании. Мы его сдали. Ещё в самом начале месяца.
А позавчера оказалось, что «зачёт» в нашем расписании – это он только в нашем расписании «зачёт», а вообще-то – экзамен. Оказалось, естественно, совершенно случайно. А как своевременно-то...
Ну, и ладно. Подумаешь, одной пятёркой в зачётке больше.

Вчера всё было ещё веселее.
Последний экзамен в этом году. Назначен на шесть часов вечера. Экзамен по предмету-которого-не-существует-в-природе. Экзаменатор – дядечка, очень похожий на Доктора Кто номер двенадцать.
На дворе – половина седьмого. Дядечки нигде нет. Почему?
Я узнаю его телефон. Причём узнаю так, чтобы тот, у кого я его узнаю, не понял – зачем он мне нужен. Ибо если поймёт – это будет не очень здорово.
Звоним. Выясняем прекрасное. Он заблудился в пространстве и времени! То есть, забыл про нас и про наш с ним экзамен. За что всячески извиняется. Он, вообще, постоянно за что-нибудь извиняется. Нет, правда. Каждый раз, когда мы его видим. В основном, за чужие ошибки. И это ужас как мило с его стороны.
Предложение первое: перенести экзамен на завтра. Нам как-то не очень понравилось.
Предложение второе: а хотите я к вам приеду прямо сейчас! Ну, как прямо… Минут через сорок.
Хотим – единогласно решили мы. И, знаете, он приехал.

А пока он к нам ехал, мы с моими однокурсниками – ну, наконец-то! – по-человечески поболтали за жизнь.
Этот пост, помимо всего прочего, - это пост моей любви к ним.

Вышла из университета я только в девятом часу. И поехала… Нет, не домой, а к прекрасным людям, которых не видела тысячу лет.
Прекрасные люди, вы такие прекрасные!
А ещё мне вчера в кои-то веки очень понравилось играть в «Мафию». Вот.

05:16 

И снова - five o'clock.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Доброе утро, страна.
Мне бы стоило выспаться перед всем завтрашним. Или хотя бы поспать. И у меня в кои-то веки даже есть такая возможность. Но я не хочу.
Доброе утро и поговорим про вчера-сегодня.

Размышляя о жизни, вселенной и вообще, вертела в руках серёжку – простейший серебряный «гвоздик». Вертела, вертела… В итоге, серёжка в моих руках разломилась: шляпка «гвоздика» отлетела от основания.
В прошлый раз я, вот так же задумавшись, разломила шариковую ручку. Вот треску-то было.
В позапрошлый – погнула пилочку для ногтей.
Великая сила мысли в действии.

Этим вечером, накануне длинного-длинного дня, мы с мамой ну очень удачно сходили за продуктами.
Пришли в супермаркет. Выбрали что-то. На полпути к кассе обнаружили, что обе забыли дома свои кошельки.
На дворе тогда было немного за полночь.
Как я люблю ходить за покупками по ночам! Как я люблю круглосуточные магазины! Как я люблю посреди ночи встречать там других покупателей! Каждый раз, когда их встречаю, улыбаюсь от осознания: братья по разуму! (Больше, больше восклицательных знаков на квадратный метр текста).
Спасла ситуацию моя привычка распихивать сдачу, за исключением всяких монет, по карманам.

Ночь сегодня, между прочим, просто чудесная. Совсем не холодная, звёздная.
Я после похода в магазин ещё прогулялась немного на свежем воздухе. Возвращалась домой во втором часу, ближе к третьему. И, знаете, в стольких окнах ещё горел свет! Я просто смотрела и радовалась. Потому что, опять же, - братья по разуму, точнее, по биоритмам.

А завтра – сегодня! – у меня экзамен. Последний в этом году, в этом семестре и в магистратуре, не считая ГОСов. И на данный момент, это, собственно, всё, что я об этом экзамене знаю.
Кто знает более меня... А таких людей, насколько мне известно, в природе не существует. И - тем не менее. Кто знает более меня, пусть поделится тайным знанием, что ли. Оно мне не то, чтобы жизненно нужно, но искренне любопытно.


UPD. Пятнадцать минут - и у меня к экзамену внезапно готова отличная аналитическая статья. Либо я что-то делаю сильно не так (что, в контексте происходящего, всё-таки вряд ли), то ли я несусветная молодец. Вот на экзамене и узнаю.

07:01 

Five o'clock.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Пять утра. Я искала в шкафу бинокль, а нашла свои детские фотографии.

Мои детские фотографии! Совсем-совсем детские. Они существуют! И даже в большом количестве.

С половины из них на меня смотрит мальчишка. Ну, то есть, я со своею тогдашней короткой стрижкой. И никакие платьица-туфельки из меня юную леди не делают. Ну, никак.

Кстати, про туфельки. Бесконечные красные туфли! А если серьёзно – какие прекрасные туфли у меня тогда были! Одни других краше. Серьёзно. Я и сейчас от таких бы не отказалась.

Фортепьяно. Я и фортепьяно. И ужасающий авангардизм моего авторства где-то на заднем плане.

Родители! У меня есть фотографии с ними! Да, это новость. Они тоже не любят фотографироваться.

Фотографии из моего детства делятся на два вида: идиллические картины и фильм ужасов просто какой-то. Красивый-красивый фильм ужасов. Сейчас всё аналогично. И в плане фотографий, и в плане самой реальности.

К слову, об ужасе. Сельский хоррор! Куда ж без него.

Мрачный сельский пейзаж. Очень мрачный. Я бы даже сказала – зловещий. А на фоне него стою я - вся такая прекрасная: в странном платье, с безумной причёской - и радостно улыбаюсь. Вся-моя-жизнь. Это ж вся-моя-жизнь просто, а не фотография!

Я смотрю в объектив с улыбкой. Дом глядит тёмно-серой глазницей окна. Из окна в объектив смотрит тёмная масса с глазами. Это – кот, но пока вы его опознаете…

Как, однако, зловеще неочевидно выглядят очень счастливые дни моей жизни на фотографиях. Причём, не только именно эти счастливые дни, но и многие другие.

Хитрый взгляд! Если сейчас он у меня хоть немного такой же, то я понимаю, почему люди постоянно спрашивают меня, знаю ли я Тайлера Дёрдена что это я замышляю.

Здравствуй, начальная школа. Как хорошо, что мы больше не вместе! Который год радуюсь.

Первый класс. Всего на фотографии – двадцать восемь человек. Из них улыбается… даже не половина. Меньше. Особенно не_улыбается классная руководительница.
Видимо, всех попросили одеться нарядно. И, как обычно, каждый слово «нарядно» понял по-своему. В основном, неверно.
Насчёт одежды. У меня очень хорошая память на предметы гардероба. То платье, в котором я здесь, я не помню вообще.

А это, я думаю, третий класс. Фотография не подписана. Очередное-красное-платье и слишком много заколок.

А вот «официальных» фотографий из средней школы и старших классов у меня нет. Их просто не существует в природе. Да, выпускных альбомов нет тоже: в девятом классе я демонстративно отказалась фотографироваться с людьми, которые на протяжении целого года отравляли мне жизнь, а в одиннадцатом уже был (замечательный; где ж ты был раньше) экстернат и как-то не до того.

И снова – совсем раннее детство.

Под ёлочкой. Насколько я знаю, единственная моя новогодняя фотография на данный момент.

Ну, и классическое: оденься красиво и залезь, вся такая прекрасная, на какую-то ржавую верхотуру.

00:04 

Хоббит.

Лицо, сочувствующее правосудию.
А мы посмотрели «Хоббита»! Ещё в четверг. Но – когда это мне удавалось рассказывать о событиях, происходящих со мной, своевременно.

Итак, «Хоббит». История одного приключения.
Приключения – это так здорово! Интересно и весело, прекрасно и удивительно. Но и не только.
Настоящие приключения – это ещё и тяжко. Трудно, сложно, опасно, местами – весьма неприятно. А порой, так и вовсе, больно и страшно.
Настоящие приключения требуют жертв. Но это – не повод их избегать, ведь они того стоят. В этом их главное отличие от обыденности. Обыденность тоже требует жертв, и не меньших. Но только она этих жертв совершенно не стоит. Так что - ну её, эту обыденность.

Мы молодцы, что пошли на обычный сеанс, а не на тридэ. Тридэ три часа кряду мы бы просто не выдержали. То есть, конечно же, выдержали бы. Но удовольствие от просмотра получили бы куда меньшее.

Бильбо – прелесть. Настолько, что его даже чары кольца не берут. Ах, почему его в фильме так мало?

Гномы – странный народ. Очень странный. И вовсе не в лучшем смысле этого слова.
Казалось бы, они идут отвоёвывать дом родной, нормальную жизнь. Возможно, в процессе – мстить за друзей и родных. Да, они ж не идти должны, в таком случае, а нестись так, чтоб пятки сверкали. Через тернии – к звёздам. Вижу цель – не вижу препятствий. Но они не несутся. Они... ну, идут. Ну, идут и идут. Как-то нехотя. Безо всякого энтузиазма. Куда их ведут, туда и идут, перманентно сопротивляясь чему-то хорошему. Как стадо баранов. И как стадо – не в состоянии ничего сделать сами, без посторонней помощи: ни избежать неприятностей, ни выкарабкаться из них. То же мне воины.
Такое ощущение, что их поход нужен всем, кроме них самих. Отчасти это, конечно, и так. Несомненно. Но им-то он тоже нужен! Но по ним этого не заметно.
За успех их похода радеет Бильбо – изо всех сил, причём, искренне. Гэндальф тоже радеет. Каждый встречный радеет практически и помогает, как может. А они. Что – они? А они – ничего. Вообще.

Как показательно они сдались там, на горе. Что-то не получилось сразу? Ну, и пошло оно. То есть, мы пошли. Отсюда. И поскорее!
Хоббит, которому это гора не сдалась совершенно, не сдался так просто. А они сдались.

Кстати, про Хоббита. Тот факт, что гномы его наняли, тоже весьма показателен.
Этот поход – их дело чести. Дела чести чужими руками не делают. С чужой помощью, да, может быть. Но не чужими руками.

И – про Гэндальфа. То есть, про гномов и Гэндальфа.
Их поход не задался ещё до того, как фактически начался. И вот почему. Это не сами они отправились в путь. Это Гэндальф их выпнул. Именно, выпнул. Причём, не без труда.
Если б не Гэндальф, ни Торин, никто из них и не подумал бы – как вернуть себе дом. Зачем думать, когда можно просто сидеть, где сидишь, и страдать? А если бы и подумал, то не решился бы что-нибудь сделать.
Если бы гномы действительно хотели вернуть себе свой дом, своё королевство, это не Гэндальф нашёл бы их, это они бы нашли его первым – в поисках способа: как это сделать. Но они не нашли.
Теперь – после долгих увещеваний – они всё же хотят вернуть себе Одинокую Гору. В основном, из корыстных соображений.
Знаете, в чём основная проблема гномов? После непроходимого идиотизма. Они хотят достичь своей цели. А вот бороться за неё – как-то не очень хотят.

Кто ходит в гости по утрам… Отлично Гэндальф и Ко зашли в гости к оборотню.
Зачем нам в доме хозяин дома? Нам и без него хорошо!
Вообще, походам в гости у Гэндальфа можно только поучиться))

Бард и его город прекрасны-прекрасны.
Тауриэль тоже прекрасна. Сама по себе. А вот романтику можно было и не притягивать за уши.

Радагаст! Вот кого гномам надо было брать с собой в Лихолесье в качестве проводника. Ему в его состоянии, э-э, то есть, с его-то иммунитетом, никакие лесные чары были бы не страшны!

Дракоша.
Насчёт него у меня только один вопрос. Один очень странный вопрос.
Он же ведь огнеупорный, да? Ну, раз огнедышащий? Или нет?

14:19 

Король *зачёркнуто* царь говорит.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Наткнулась в четверг совершенно случайно на пресс-конференцию Угадайте Кого.
Вот уж, действительно, не читайте советских газет до обеда. И после обеда – тоже.

Первое, что услышала:
- Если бы он (Навальный) представлял угрозу для власти, его бы не допустили до выборов.
Уже – хорошо. Но это ещё не всё! Для полного счастья там ещё уточнение было:
- Законным способом.
Э-э… Зато честно!
Это – в ответ на вопрос: представлял ли Навальный, как участник выборов мэра столицы, угрозу для нынешней власти?

Потом был вопрос про «дорожные карты». Не те, по которым вы ориентируетесь (или не ориентируетесь) на местности, а те, которые – планы по улучшению инвестиционного климата в стране. Планы есть, а вот с реализацией их – беда. В глубинке, к примеру, вообще не знают об их существовании.
Сам вопрос: что делать, чтобы с реализацией планов стало получше?
Ответ:
- Все всегда чем-то недовольны, и я – в том числе. <…> Сложно что-то сделать быстро. <…> Зато у нас теперь есть дорога на Дальний Восток! Раньше вот не было, а теперь – есть.
Нет, дорога – это прекрасно. Но делать-то что?

У кого-то с ответами всё хорошо, а у кого-то - с вопросами.
Прекрасная девушка Лена из «первой в Советском Союзе цветной газеты «Собеседник», первый номер которой, к сожалению, вышел чёрно-белым, потому что умер Андропов»! Да, с восклицательным знаком. Ибо - такая прекрасная, что напрочь затмила собою Героя Дня. И вообще, всё затмила. И всех.
Смех – смехом, но для многих она и её монолог вскоре станет единственным, что они помнят об этой пресс-конференции. Или даже не помнят, а знают.
Девушка – прекрасна. А вот редактор газеты – не очень. Редактор, зачем же вы стали оправдываться и объясняться? Причём, на полном серьёзе. Официально. Лучше бы промолчали, ну правда. А ещё лучше – написали бы что-нибудь ироничное.

Кстати, насчёт вопросов. Вопль души – хоть бы кто спросил про Дальний Восток!
Не «Что это было?» - какая уж теперь разница. Не «Что там когда-нибудь будет?» - до когда-нибудь ещё надо дожить. А - что там сейчас? Что с городами? Что с людьми, пострадавшими от наводнения? Где эти люди живут? Есть ли им, на что жить?

И - об ответах. Посмотрела я тут расшифровки пресс-конференции - чего ни сделаешь из любопытства. Заметила вот что:
- А у них (в других странах) тоже не всё хорошо/всё плохо/всё ещё хуже.
И так - через раз.
Что там у них – это их личное дело. Во-первых. Во всяком случае, до тех пор, пока оно никому не мешает. А во-вторых, если где-то всё ещё хуже, чем здесь, то это ещё не значит, что здесь всё хорошо или хотя бы нормально. Очевидные вещи, казалось бы. Но – нет.


P.S. Я обожаю свою страну. А государству я отвечаю взаимностью.

14:35 

Обо всём.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Со дня моей триумфальной выписки из больницы прошло уже больше недели, а на моём запястье всё ещё красуется синяк, возникший после и в результате очередной печальной попытки медиков отыскать в моих венах кровь. Крупный такой, живописный синяк – в тон любимой рубашки.
На внутренней стороне локтя синяк тоже есть, и не один, но они не красуются – они прячутся под слоями одежды.
Впечатлительным окружающим здорово повезло, что сейчас – не жаркое лето. А то любовались бы они мною-в-бинтах. (А я любовалась бы выражениями их лиц, да-а).

В воскресенье дошли с Настей до рождественской ярмарки на Красной площади.
По сравнению с прошлогодней, Страсбургской, нынешняя ярмарка уже хотя бы похожа на правду.
Прошлогодняя ярмарка, если кто вдруг не видел или не помнит, - это была даже не ярмарка, а какое-то «семь домов, три доски». То есть, две с половиной палатки на пятачке в четыре квадратных метра. Очень печальное зрелище. Которое, плюс ко всему, большую часть времени утопало в глубокой луже.
В этом году всё гораздо масштабнее и симпатичнее. Хотя и по-прежнему бестолково.
Что, по логике вещей, должно продаваться на рождественской ярмарке? Видимо, что-то рождественское и новогоднее. Игрушки на ёлку, гирлянды, подарки, открытки. Что там продаётся? Всё, что угодно, кроме. Вплоть до деревянной булавы. А ещё – много-много еды. Не ярмарка, а филиал ГУМовского универмага.

Кстати, про ГУМ. Изнутри он сейчас совсем-совсем праздничный.
Помимо всяческих новогодних красивостей, его давно и сомнительно украшают плакаты. На плакатах изящным шрифтом начертаны разнообразные оригинальные расшифровки аббревиатуры «ГУМ».
Нет, я всё понимаю, конечно. Креатив, полёт творческой мысли. Но - «главный умытый магазин». Вы это серьёзно?

К слову, о странном. Вопрос к людям, которые украшали Красную площадь: люди, зачем вы (опять) поставили ёлку туда, где её не видно практически? Вы её от врагов прячете, что ли?

В «Республике» совершенно случайно обнаружился комикс по мотивам «Собаки Баскервилей». Да, и такое, оказывается, существует в природе.


Одного неудачного эксперимента с участием транспорта мне не хватило. И вчера я опять попыталась доехать до вуза вместо того, чтобы просто дойти. В этот раз я попыталась доехать туда на троллейбусе. И даже доехала. Даже без пробок, но…
На полпути у троллейбуса поломались усы. Усы починили. Через пару минут после этого мы едва не попали в аварию. Дважды. После второго почти_ДТП одна из пассажирок вежливо (нет, правда, вежливо) попросила водителя ехать поосторожнее. На что водитель ответил весьма непечатно.
И тут я осознала – с катанием на наземном общественном транспорте надо завязывать.

Зачем я, собственно, ездила в вуз. А затем, что вчера для меня началась зимняя сессия. Именно – для меня. Так-то она началась ещё пятого числа.
Сама не своя от усталости одногруппница. Она пришла на экзамен, и тут же с него ушла – отсыпаться. Сам экзамен так и не сдав. Даже не попытавшись сдать. Что с её стороны удивительно. Злобный преподаватель. Он вчера только что не кусался, а ведь до того как всегда был такой тихий, спокойный. Утерянный ключ от аудитории, где должен был проходить экзамен. Сессия началась распрекрасно, ага.
Кстати, и впрямь распрекрасно. Безо всякой иронии. С пятёрки за один экзамен и хороших вестей про другие.

12:00 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Пятница, тринадцатое. Отличный день для того, чтобы съездить в родной университет. Впервые за нынешний месяц и за всю эту зиму.

Часть пути к знаниям можно проехать, а можно – пройти.
Раз можно, вот я и ходила.. Всегда – вплоть до нынешней пятницы. А в пятницу я подумала: в жизни надо попробовать всё. В том числе, съездить в университет. И впервые за время учёбы в магистратуре – поехала.
Пятничный вечер. Час пик. Зима. Штормовое предупреждение. Самое время кататься по московским дорогам!
Полпути я проехала. Ну, а дальше… А дальше пришлось мне идти, как обычно, пешком, ибо –пробки. Московские пробки – и этим всё сказано.

Если куда-то возможно дойти (в моём понимании слова «возможно»), я хожу туда, а не езжу. Ну, по возможности. Ходить – оно как-то приятнее. Да и надёжнее как-то.

Когда ты идёшь – ты свободна. Когда едешь – нет; не настолько, во всяком случае.
Когда ты идёшь – ты идёшь по городу. Когда ты едешь – ты едешь по дороге.
Когда ты идёшь по городу, ты находишься в городе. Когда ты по городу едешь, ты находишься, прежде всего, «в домике» – в машине, автобусе и так далее. И только потом уже – в городе. С одной стороны, в городе, а с другой – в изоляции от него.
Когда ты идёшь, ты ориентируешься в пространстве. По умолчанию. Когда едешь – тоже ориентируешься, но не по умолчанию, а с трудом. Не в том смысле, что – плохо, а в том, что для этого тебе приходится прикладывать определённые усилия. Напрягать внимание. Перестанешь держать его в напряжении, и оно, убаюканное статикой, мигом отключится. Хоть на секундочку. И ты будешь дезориентирована.

Так-то схема метро у меня с картой города синхронизирована. То есть, синхронизированы станции и те места, где они расположены.
И тут я подумала, как было бы здорово – когда едешь в метро, знать, а где, собственно, едешь. Мимо чего проезжаешь. Под чем, если точнее. Ну, там, улицы, парки дома и другие… объекты верхнего мира. Чтобы, когда проезжаешь, видеть соответствующие пейзажи. Не из окон вагона, так хоть внутренним взором.

18:16 

История болезни.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Если не знаете точно, то ни за что не догадаетесь, где я провела прошлую неделю. А провела я её в больнице.

Ничего страшного. Совсем-совсем ничего. Никаких нарушений или заболеваний. Не было, нет и не намечается. Почему, в таком случае, периодически я загибаюсь от боли? Науке сие неизвестно. То есть, наука, конечно, предполагает – одно, второе, третье, сто двадцать пятое. И я тоже предполагаю. Но исследования все наши предположения методично опровергают – что, кстати, очень мило с их стороны. Что с этой болью делать? Терпеть, в основном. И пить «то, что пили» – те полтора лекарства, которые мой организм переносит нормально.
И попробовать уже наконец но-шпу. Хотя бы ради эксперимента.

История моего пребывания в больнице – это история о том, какая же я ужасная пациентка.

История болезни.

17:40 

Остаёмся зимовать.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Во-первых: 01.01.2014. (Без катафалка на фоне оно, конечно, смотрится, не так симпатично). Если вы понимаете, о чём. Я так и знала!

А во-вторых: привет, очередная зима!
Зима – отличное время года. Её не ждут, а она всё равно приходит. Приходит – и распрекрасно чувствует себя там, где её не ждали, и в компании тех, кто не ждал. Ребята, берите с неё пример! Только, пожалуйста, без фанатизма.

Я ждала наступления этой зимы и теперь, когда она наступила, ей рада по двум причинам.
Первая – в декабре, уже совсем-совсем скоро, завершится моя учёба в магистратуре. Ну, наконец-то! Останется только практика, ГОСы, кусок диссертации и защита. Всего ничего, действительно.
А вторая – это то, что в этом посте «во-первых».
Список причин, по которым я рада зиме, понятное дело, неполный. Дополнения приветствуются и всячески одобряются.

Я не имею обыкновения разбирать фотографии вовремя. Я, вообще, не имею обыкновения их разбирать без особого повода.
Окончание осени – отличный повод разобрать, наконец, фотографии за предыдущие три месяца.

Солнечных день этой осенью было раз, два – и обчёлся. Зато те, что были, были прекрасными и ну совершенно весенними.

Огненный закат - прекрасное окончание первого дня фестиваля науки.


Золотая осень.
Светопреставление.

18:31 

Найди себе приключений.

Лицо, сочувствующее правосудию.
На дворе была ночь. На горизонте маячил свободный день. Абсолютно свободный. Первый абсолютно свободный день за прошлые три недели. И за будущие два месяца. Как минимум.
И никаких планов на этот день, как ни странно. Вот прямо совсем никаких.

Я всего лишь хотела посмотреть новости. Вот – посмотрела. В какой-то момент мой взгляд зацепился за текст бегущей строки. Городской квест. В Москве. Завтра. То есть, уже – сегодня. Почему бы и – да!

Каждый год тридцать первого декабря…
Смех – смехом, но вот уже второй год подряд двадцать-какого-то ноября я скитаюсь по городу в поисках приключений и ответов на каверзные вопросы.
Прекрасная, я считаю, традиция. Надо будет поддерживать.

Главное отличие нынешних скитаний по городу ото всех предыдущих - и ноябрьских и не очень: в этот раз я скиталась одна. И не столько по городу, сколько – под городом.
Нет, я бы с радостью бегала там не одна, а в прекрасной компании. Но, знаете, три часа ночи-утра – это явно не самое лучшее время для сбора команды. Которая, к тому же, нужна тебе вотпрямщаз. Ну, хорошо, к десяти утра. Зато на весь день. На весь выходной день – разумеется, заблаговременно распланированный.

Я в три часа утра-ночи милых, добрых людей дёргать не стала - было бы из-за чего. В итоге на старт я пришла в одиночестве. Сама себе команда, ага. Больше, чем это, организаторов удивило лишь то, как я пришла на старт. А пришла я в обычной одежде и с клатчем через плечо. А не удивило бы их, если б я, как и все остальные участники, пришла в походном обмундировании и с рюкзаком. Кхм.

Ах да. Ещё предполагалось, что я притащу с собой ноутбук. И буду потом – хрупкая девушка, между прочим - целый день таскать его за собой по городу, как же.
- А как же вы будете выходить в интернет? – спросили меня, когда ноутбука в моём распоряжении не обнаружилось.
Э-э… Со смартфона, конечно. Или в мире этих людей ещё не придумали смартфонов с выходом в интернет?
Продемонстрировала девушке-организатору свой смартфон и, взмахнув полами пальто, умчалась в утренний туман.

Вопросы были сложные, даже очень. Но это ещё полбеды. Вернее, это совсем не беда. Это радость и счастье. Беда заключалась в том, что они были крайне неоднозначные. На многие из них у меня (и не только) находилось по два, а то и по три ответа. И все они подходили на сто процентов. Понять, который из них имели в виду организаторы, можно было одним способом - эмпирическим: иди и смотри.
А, нет, то было ещё не бедой, а лишь половиной беды. Беда заключалась в том, что «иди» в данном конкретном случае означало «езжай». На метро.

Подумаешь, покатаюсь денёк на метро, думала я, собираясь на старт, это ж не страшно. То же самое я в своё время думала про поездку на поезде «Москва-Брест». С тем же успехом.
Я доехала не до всех КП. Тем не менее, столько на метро я не ездила… да никогда в своей жизни я так много и долго не ездила на метро за один день. И вот - чтоб я ещё раз!
А ещё в тот день в метро было много полиции. Подозрительно много. И все – как на бой собрались: в бронежилетах, вооружённые до зубов. Потом я узнала, что это они все к футбольному матчу так принарядились, а первое время их численность и внешний вид меня здорово настораживали.

Теперь мне, пожалуйста, то же самое, только на свежем воздухе. И с командой.

17:41 

The Day of the Doctor.

Лицо, сочувствующее правосудию.
В кои-то веки я посмотрела кино своевременно. В кои-то веки я посмотрела одно и то же кино дважды. За одни сутки.

Первый раз – в ночь с субботы на воскресенье, в прямом эфире, по телевизору. Я не собиралась этого делать. Я даже не предполагала, что такое возможно. Я думала, что «День Доктора» доберётся до наших каналов очень нескоро. Я просто хотела посмотреть новости. Во второй раз за выходные я просто хотела посмотреть полуночные новости. И во второй раз за выходные желание это обернулось для меня очень, очень приятным сюрпризом.
Итак, я совершенно не собиралась смотреть «День Доктора» в 23:50 по субботне-московскому времени. Но когда ты включаешь телевизор, дабы посмотреть новости, а он первым делом демонстрирует тебе «Доктора», «День Доктора» - переключить его на новостной канал просто рука не поднимается. Моя, во всяком случае, не поднялась.
А второй раз – вчера днём: наконец-то в кино и прекрасной компании.

Помнится, я ещё думала: идти в кино, не идти? Даже думала не идти поначалу. Я же ведь не фанат-фанат. Я так – сочувствующая. В итоге всё же пошла, на своё счастье.

Это было так здорово! И кино, и вообще всё. Вообще всё – особенно.

Как показывает практика, мне надо смотреть «Доктора Кто» за компанию. Когда я смотрю его за компанию, он почему-то мне нравится больше. Сериал, а не Доктор как личность, я имею в виду. Доктор как личность мне и без всякой компании очень нравится.
И когда я говорю «Доктор», то подразумеваю Девятого и Десятого. Ничего личного по отношению к остальным; просто их я, в отличие от остальных, знаю. Ну, хоть относительно.

Приходим в кинотеатр, а там – народ, много-много народу при полном параде.
Люди в образах. Люди при галстуках-бабочках (bowties are cool!). В красных фесках и в тех самых кедах. Вооружённые звуковыми отвёртками. Кто-то даже – в компании личных Тардис.
Были и люди с символичными синими ленточками. Целый один человек, кроме меня. Айра, привет!))

Сначала было слово.
Правила поведения в зале, которые нам – «жалким смертным» – зачитывал этот… ну, как его… ну, из Рождественской серии… Не_человек-мизантроп, в общем. А, вспомнила! Его звали Стракс. Вроде бы.
И, конечно, вступительная речь – дивный дуэт Десятого и Одиннадцатого.
Только ради одного этого уже стоило идти в кино.

Доктора – всех и каждого – мы встречали аплодисментами. Также наши аплодисменты достались не_Розе и всем особо прекрасным моментам фильма.
Кричали «Джеронимо!» вместе с Одиннадцатым.
Серьёзные, взрослые люди, ага.
... И теперь все дружно мечтаем о том, чтобы каждую новую серию "Доктора" тоже показывали не только по телеку, в кино.

Теперь – собственно, про кино. Хотя, нет. Лучше – про Доктора.
План сработал, Галлифрей жив, Доктор не виноват (if you know what I mean) и вот в кои-то веки счастлив. (Нетипичное для ВВСишных сюжетов всеобщее счастье слегка настораживает). Ну а я - я так рада, так рада за Доктора.

Теперь Доктор будет бежать сквозь пространство и время не просто куда-то, а куда-то конкретно.
(Как по мне, так уж если бежать, то уж лучше – куда глаза глядят и несут ноги Тардис. Так ведь оно интереснее! Но Доктору целенаправленность явно нравится больше, и это главное. Возможно, на второй тысяче лет беготни сквозь пространство и время мне целенаправленность станет нравиться тоже.)
И не просто куда-то, а на внезапно живую родную планету. Дом – вот его пункт назначения. «Перевалочный пункт» звучит куда лучше, ты слышишь, Доктор?

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
На свой День Рождения Доктор получил прекрасный подарок. Самый лучший на свете сюрприз. И знаете, что в этом сюрпризе самое замечательное? То, что он, в сущности, - дело рук самого Доктора.

С Днём Рождения, Доктор! Будь… Просто будь. Всегда.
Ну и счастлив при этом будь тоже, конечно. (Ведь если не быть счастливым, то тогда зачем вообще быть?..)

17:45 

Моя учёба - странный предмет: она как бы есть, но...

Лицо, сочувствующее правосудию.
Кто сегодня провёл полдня под землёй? Кто там, в подземельях родного города, разгадывал каверзные загадки? А вот я. Но об этом – чуть позже. А пока – расскажу-ка я вам про вчера и учёбу.

Вчера, выйдя из дому в половине шестого вечера, я впервые за долгое-долгое время вышла во тьму. Зима совсем близко.

22 ноября, пятница.
Моя одногруппница впервые в этом учебном году пришла на занятия. (Уже хорошо).
И я тоже пришла. (Не могла же я пропустить такое).
А преподаватель прийти не соизволил.
Картина маслом: «А как провели вечер пятницы вы?» «Добро пожаловать в мой университет».

Меня постоянно спрашивают: знаю ли я Тайлера Дёрдена своих одногруппников?

Целых четыре раза в этом семестре, считая вчерашний день, я приходила на занятия не_одна. Ходить на занятия не_одной – это так здорово!
Ещё несколько раз я приходила одна, и это было очень неловко.
Ещё несколько раз я приходила совсем одна. А преподаватели не приходили.
А ведь я, поступая в очную магистратуру, так надеялась, что там у меня будет нормальная студенческая жизнь. Нормальная студенческая жизнь – это лекции, семинары более-менее регулярно, это люди вокруг. И на нормальный человеческий выпускной, праздник, а не схватила диплом и сбежала куда подальше, я тоже очень надеялась. Но, видимо, не судьба.

Другого своего одногруппника я в этом семестре видела уже дважды. И это - много. Потому что за весь прошлый год я его видела трижды. Причём, один из этих трёх раз – мельком.
Он пришёл, поглядел, что из себя представляет наша учёба, ужаснулся и снова куда-то пропал.

Я считаю, любой сурьёзной истории просто необходим такой персонаж, как этот мой одногруппник.
Вы только представьте себе ситуацию!
Кульминация драмы. Вдруг в эпицентре событий появляется Некто. Оглядывает происходящее. А по итогам своих наблюдений бормочет что-то вроде:
- Ну, и дурдом тут у вас, господа.
… И, озадаченно покачав головой, уходит куда-то.

Моя учёба – странный предмет: она вроде есть, а вроде…
В прошлый раз я видела свою научную руководительницу… в прошлом учебном году. Во второй половине июня. А свою официальную научную руководительницу я не видела ещё дольше – с прошлого марта.
Четыре пары по профильной дисциплине в семестр. И, собственно, всё.
С другой стороны, эта учёба не мешает мне жить. Ну, почти не мешает. И практически не отвлекает меня от действительно важных и интересных занятий. Это её главный плюс. И единственный.

И ещё. Отличная новость в нашем эфире! Этот семестр у нас будет - последний учебный. А с января - только практика, много практики, и диссертация.

17:05 

Клиника.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Работала в юридической клинике. Надзирателем. Наблюдателем. Да, опять. Меня это счастье до самого выпускного преследовать будет, похоже.

Пришли в Клинику четверо всадников Апокалипсиса – ребята со старших курсов. Пришла я – стажёр «Доброе утро». Пришли, расселись… и места для посетителей там уже не осталось.
Рабочий день начался с того, что нас выставили из кабинета во благо инвентаризации. Кабинет, кстати, был неотапливаемый. То есть, совсем.
Потом у нас поломались компьютеры.
Потом нам позвонили из учебной части и сказали: а тащите-ка вы, ребята, эти компьютеры в первый корпус. На ремонт. Срочно. Притом, что компьютеры эти нам нужны для работы. И даже не просто нужны, а жизненно необходимы.
День задался, одним словом.


По моим наблюдениям, люди, которые обращаются за помощью в нашу клинику, - это, в большинстве своём:

Люди, которых забанили в Гугле. (И правильно сделали).
Нельзя просто так взять – и подумать своей головой о том, что тебе вроде бы важно. Почитать документы, которые есть у тебя на руках, или прямо указанные в документах законы. Залезть в интернет и найти всю необходимую информацию там. Обратиться с вопросом в компетентные органы. Просто подумать, опять же. Зачем? Если можно прийти за советом в клинику. Чтобы там тебе (и хорошо, если сразу, а не через неделю) сказали то, что ты мог бы узнать сам - не выходя из дома, минут за пять.

Люди, которым действительно нужна помощь, но явно не та, которую им способны оказать в нашей клинике, а куда более серьёзная и квалифицированная.
Хотите заключить многомилионную сделку? Выиграть гиблое дело, которое и отличный-то адвокат вряд ли вытянет? Или, может, найти убийцу вашего мужа?
Да, конечно, третьекурсники нашего факультета очень вам в этом помогут. Надейтесь.
Прим. автора. Одни ходят платить сторублёвый штраф с двумя именитыми адвокатами в качестве группы поддержки. Другие при наличии всяких возможностей из какого-то непостижимого принципа не обращаются к адвокатам и прочим специалистам, когда это и правда необходимо. Люди такие люди.

Люди, которым действительно нужна помощь, но явно не та, которую им способны оказать в нашей клинике, а – психиатра.
Те, к кому сквозь щели в обоях ломятся инопланетяне. Кто видит дьявола и удивляется: почему же его не видим мы, когда вот он тут стоит, хвостом машет.

Люди, которым не нужна помощь, - им нужно как-то убить время. И почему бы – не разговором за жизнь с приятными собеседниками, ну действительно.


Люди, которым действительно нужна помощь и которым при этом в клинике действительно могут помочь, приходят туда раз в сто лет – по большим праздникам. В этот раз таковых не пришло.
Да что там! В этот раз к нам вообще никто не пришёл. Всех я распугала. Ну, почти.
За всё время работы клиники к нам пришёл один-единственный посетитель. И то – не с вопросом, а за ответом. За ответом на давнишний вопрос, который ему уже не нужен. Очаровательно.

Пока мы сидели и ждали страждущих нашей помощи, мои коллеги-на-один-день травили байки из склепа. В том числе, с преподавателями в главных ролях. А я слушала их и думала: как хорошо, что я не знаю этих преподавателей. И уже не узнаю, ибо not my division - не моя кафедра.

My life, my game, my rules and I'm the winner, of course.

главная