• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:03 

East Wind is coming.

Лицо, сочувствующее правосудию.
На этот раз путь мой лежит в сербский лес Белград.

Сербский лес!
Сербский-за-два-часа!
Если, конечно, вы понимаете, о чём я.

Из сербского леса Белграда я в понедельник вечером полечу в Рим.
А в Москву вернусь в самый разгар майских каникул.


P.S. День отъезда – это традиционно безумный-безумный день.

23:45 

Клиника.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Считается, что я хожу в Клинику – присматривать за работающими там студентами.
На самом деле я хожу туда – присматривать за посетителями. Чтобы не обижали бедных студентов.
К чести посетителей, должна сказать, что обычно они никого и не обижают. С чего бы? Но это – обычно.

Тот день был не обычным. В тот день к нам пришла эта-чудная-женщина.
Неделю тому назад дело было, а мы до сих пор под впечатлением.

Женщина пришла к нам за помощью в определённом вопросе. Пришла со словами:
- Да что вы в нём (в этом несчастном вопросе) понимаете – вы же студенты!
Действительно…
У меня встречный вопрос. Зачем обращаться за помощью к людям, которые, по твоему мнению, не способны тебе помочь? Вот зачем?
Я, кстати, вопрос этот озвучила. Ответа, естественно, так и не дождалась.

Женщина знает вот просто всё. (Кроме того, что ей нужно).

Кто виноват? В том, что в России всёплохо.
Женщина знает!
И – кто же? Такие, как мы. Те, кто вместо того, чтобы вершить революцию, занимается всякими глупостями.
В нашем случае, «занимается всякими глупостями» = решает её проблемы. И не просто решает, а делает это совершенно безвозмездно.

Что делать? С тем самым всёплохо.
Женщина знает! И вы уже знаете тоже, ага. Как пела совсем не про то прекрасная Ширли Мэнсон из Garbage, a revolution is the solution.
В общем, viva la revolution! Или – нет?..

(Очередная) минутка альтернативной логики в нашем эфире.
Заявление первое. Сейчас в России всёплохо. Чтобы в России резко стало всё хорошо, в России нужно устроить революцию.
Предположим.
Заявление второе – высказанное спустя пять минут после первого. На Украине сейчас (тоже) всёплохо. А всё – почему? Потому что – проклятая революция.
Занавес. (Ах, если бы…)

Кстати, про Украину. Все дороги ведут в Рим, а все разговоры нынче сводятся к обсуждению ситуации на Украине. Хорошо это или плохо, но это – факт.
Женщину ненавидят на Украине. Как и всех остальных россиян. Она это знает! Потому что это знает Тайлер.
Ничего подобного, возразила ей моя коллега, у которой на Украине живёт уйма родственников.
Ничего подобного, подтвердил случайный свидетель этой беседы – украинец, недавно приехавший в Москву по рабочим делам.
Вы все – идиоты, ответила им женщина. Вы не знаете правды, а я – знаю. Откуда? Так в новостях сказали, а в новостях неправды не скажут.
Серьёзно. Она именно так и сказала. Дословно.
Я думала, такие придурки бывают только в далёкой-далёкой галактике.
Тот неловкий момент, когда хочется приложить руку к лицу, но – не своему. И – с хорошим таким ускорением.

Если что – ни одной женщины в ходе того заседания Клиники не пострадало. Пострадала только наша – юристов – психика. И психика одного не юриста из числа посетителей, к которому эта женщина полезла с советами.

Прежде чем прийти к нам, Посетитель обратился с интересующим его вопросом к одному своему знакомому. Знакомый не должен был знать ответа на этот вопрос, и не знал его. За это Женщина предложила набить ему (знакомому) морду.

Вот теперь – занавес.
А, нет.

P.S. Скорее всего, то было последнее заседание клиники с моим участием.
P.S.2. Тут случайно оказалось, что из всех обитателей нашей кафедры одна я принимаю в работе клиники живое участие. Остальные, когда их призывают в клинику, приходят туда со словами «not my division». После чего – либо уходят в закат, либо утыкаются в книгу/планшет/противоположную стену. Считается же, что Клиника – это место решения вопросов из области гражданского права. А наша кафедра – уголовная. И есть у обитателей нашей кафедры одна общая странность – все они очень гордятся тем, что совершенно не разбираются в том, что находится за пределами их узкой специализации. Включая элементарные вещи и то, чему в обязательном порядке учат всех юристов, вне зависимости от их специализации. Нет, у всех свои радости в этой жизни, я понимаю. Но эту радость мне не понять.
P.S.3. Про место работы. Забавное.
Моя тёзка и по совместительству самопровозглашённое Мировое Зло работает неподалёку от моего дома. Сама я иногда работаю там же. Если, конечно, это можно назвать работой. А это можно назвать работой, потому что оно мне зачтётся в качестве производственной практики.
Мир по-хорошему тесен, ага.

18:23 

Про вуз, про визу и кино.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Ездила я тут на днях в родной университет. Зачем? За справкой с места учёбы для визы. Зачем же ещё? Действительно.
Но и не только.

Университетское.

Про визу.

Я (как всегда) молодец. Я пришла в итальянский визовый центр с уже заполненной анкетой на визу. То есть я думала, что пришла туда с этой анкетой. Была в этом свято уверена. Оказалось, что – нет. Я пришла туда без анкеты. Потому что анкету я в утренней суматохе благополучно оставила дома. Заполнить – заполнила, а положить в папку к остальным документам забыла. Говорю ж – молодец.
Оказалось оно уже у окошка подачи документов. Вот так своевременно, да.

Ладно, дали мне анкету. Быстренько заполняю её, ставлю подпись в конце.
Слышу от товарища, подающего вместе с женой документы в соседнее окошко:
- Девушка, у вас такая красивая подпись. Её же, наверное, невозможно подделать.
На самом деле, возможно.
И да, насчёт подписи: так все говорят. Вот просто все. Я, кстати, не против.
Товарищ, тем временем, обращается к жене:
- Маша, ты видела, какая у девушки красивая подпись?
Маша не видела.
Когда увидела, согласилась, что – да, красота.
Подпись, правда, красивая. Я – чёртов эстет.
А люди… Люди – прекрасные!

А визу мне дали. Годовую.
Виза – немного кривая. В прямом смысле этого слова. Напечатана криво.
На тех фотографиях, которые я подавала в визовый центр, я – кудрявая и выгляжу ужасающе. На той фотографии, которая впечатана в визу, я – не кудрявая и выгляжу хорошо, даже очень. Мне тоже интересно - как так?
В моём загранпаспорте – две мои подписи. Проблема не в том, что одна не похожа на другую. Проблема в том, что одна – та, которая впечатана в «пластиковую» страничку – слишком мелкая, и потому её практически не видно.

Ходили в пятницу с Кейт в кино.
Шли на «Only lovers left alive». Пока дошли до кинотеатра, билеты на него в кассах уже закончились. В итоге (раз уж в кои-то веки дошли до кино) пошли на «Первого мстителя».
Кто смотрел – вам сюжет ничего не напомнил? А мне вот напомнил. Джеймсбондовский «Золотой глаз».
И – титры. Финальные титры там были ну очень джеймсбондовские по стилю и настроению.
Весело жить с ассоциативным мышлением, да.

19:07 

The game is... something.

Лицо, сочувствующее правосудию.
В воскресенье мы с Настей были на квесте по «Шерлоку».
Главная загадка этого квеста лично для нас: а Шерлок-то тут причём?

Впрочем, давайте обо всём по порядку.

Самое сложное в любой командной игре – это придумать для своей команды название.
Благополучно дойти всей командой до старта – это тоже вполне себе квест, если что.

В случае с нами, команда была такая… команда. Полтора человека, ага. В смысле, два. Зато – каких!
Мы вдвоём и без помощи интернета разгадали все предложенные загадки минут за пятнадцать.
Нет, это не мы такие умные. То есть мы – умные, да. Даже очень. Но тут дело не в этом. Тут дело в загадках. В загадках формата «для детей дошкольного возраста».

Узелок завяжется.

Учёный кот Шрёдингера и «Мандельштамп».

Он же памятник.

Ой-хо-хо и бутылка рома водки.

Зато мы отлично погуляли по холодрыге и познакомились с замечательными людьми. Вот.

Вместо эпилога.
Звонит прекрасной девушке Алле её подруга и спрашивает:
- Ну, как там квест?
Прекрасная девушка Алла ей отвечает:
- Ой, знаешь, отлично! Я потом тебе расскажу, какой это кошмар.
Занавес.

Постскриптум.
Раз. Откуда взялся «мандельштамп». Один из участников квеста долго доказывал окружающим, что фамилия Осипа Мандельштама пишется именно так.

Два. Организаторы записали кота учёного в герои «Сказки о царе Салтане». Кое-кто из участников – в герои «Евгения Онегина». Слов моих нет…

Три.
Э-эх, с какой ностальгией я сейчас вспоминаю Sherlock Open Air. Прекрасные времена были! Просто прекрасные!
Были они – два года назад. Два. Года. Назад. Невероятно!

19:17 

From Ukraine with love. В картинках.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Собственно, фотографии. (С которых, наверное, и стоило начинать).
Мораль сей басни.


Там фотографий – под сотню.
При здешних-то (дайриковских) порядках (насколько они мне известны) – пройдут годы, прежде чем я загружу их все сюда.
Поэтому – а давайте вы поглядите их в альбоме, а? Они там, если что, с комментариями.

fotki.yandex.ru/users/the-adventuress/album/413...
fotki.yandex.ru/users/the-adventuress/album/413...

С этими фотографиями – следите за руками, дамы и господа. Точнее, за всякой символикой. Следите внимательно - я настаиваю. Сыграем в одну в увлекательную игру: «Найди на Майдане НЕ нацистов». Они там есть, и их много.
И то, что по тем улицам, по которым ходят они, ходят и нацисты тоже, ещё не делает нацистами их самих.
Вас же тот факт, что по тем улицам, по которым ходите вы, ходят плохие люди (а они, уж поверьте мне, ходят), не делает тоже плохими, правда? И вынужденное общение с плохими людьми самих вас плохими ещё не делает тоже.
Нацизм – это очень серьёзное обвинение. В таком не нельзя обвинять по методу обобщения.

Вдогонку к фотографиям – история. Про информационную войну и её последствия.
В отеле-который-нельзя-называть я была единственным гостем из России.
В один прекрасный день одна из тамошних сотрудниц (девушка-администратор; сменщица того самого товарища, который просил меня не говорить никому, где я остановилась) попросила меня поговорить по скайпу с её родственниками. Люди часто обращаются ко мне со странными просьбами, да.
Родственники - из России. Они были свято уверены в том, что в Киеве нынче - война и повсеместная ненависть к русским. На фоне этой своей уверенности они регулярно её уговаривали: беги оттуда, а то убьют. За то, что говоришь по-русски, ага.
Сама эта девушка неоднократно пыталась донести до них мысль о том, что нет тут ни ненависти, ни войны и бежать никуда отсюда не надо, во всяком случае - пока. Но - безуспешно. Они ей не верили на основании: ты так говоришь, потому что не хочешь нас волновать, но мы-то знаем...
Когда не поверили в очередной раз, она пришла ко мне. Я ж, как-никак, живой свидетель и доказательство её правоты.
Я с её родственниками поболтала. Описала им обстановку.
Да, из России. Да, говорю по-русски. Да, и вне отеля тоже. Нет, с кулаками ко мне по этому поводу никто не лезет. И вообще, тут по-русски полгорода говорит. И полгорода говорит только по-русски.
Нет, на границе мой паспорт ни у кого неприязни не вызвал. Наоборот.
Войны нет. Гражданской - и не намечается. Другой тоже не будет, если повезёт.
Сам город чистый, спокойный. Да, и заполночь - тоже.
Надеюсь, они мне поверили. Сказали, что верят, во всяком случае.
Но, вообще, - это всё ужас, конечно. Дикая разница между тем, что есть на самом деле, и тем, что говорят об этом людям.

Ещё про Майдан.
Там есть бюро находок, и это, мне кажется, умилительно.
Ещё там повсюду висят объявления о розыске людей, пропавших без вести. Очень много таких объявлений. Просто ужасно много. Люди, найдитесь, пожалуйста, что ли.

К слову - о пропавших. Всё та же девушка из отеля, которая попросила меня поговорить с её родственниками, рассказала тревожное.
Жили-были в отеле журналисты. В один прекрасный день они уехали в Крым.
Оставили за собой номера. Оставили вещи в гостинице. Предупредили её о том, куда и насколько уезжают.
Уезжали - на пару дней. Уехали ещё до того, как в Киев приехала я. Задолго до. К тому времени, как я уезжала и Киева, они ещё не вернулись. В отеле, во всяком случае, не появлялись.
Девушка очень за них волновалась.
Я очень надеюсь, что не вернулись в срок они из-за проблем с транспортом/документами, а не из-за каких-то совсем уж серьёзных проблем.

И - абсолютно не в тему всего вышесказанного, просто забавное.
Неподалёку от того места, где я жила, располагался бизнес-центр (или что-то вроде того) под названием "Белгравия". Белгравия, понимаете? =)

15:44 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Суровая московская весна сурова настолько, что в ночь с двадцать восьмого на двадцать девятое марта нас замело. И это – после недавних плюс восемнадцати.
То – ночью. А днём здесь, в Москве, дул тот самый ветер, который дул в Киеве в день моего отъезда. Сильнейший ледяной ветер.
Ветер этот – он, хоть и не восточный, а северный, но, тем не менее, «will come and take you», что называется. В смысле – меня. Уже, в сущности, унёс. Куда – это пока что военная тайна. Но это только пока и совсем ненадолго.
Пока не унёс, хорошо бы договорить про Киев. Надо бы. А то вечно я что-то недоговариваю про свои путешествия. Из того, что хотела бы договорить. Очень хотела бы, но.
Тут даже про настоящее поговорить некогда, хотя тоже хотелось бы. А уж про прошлое…
Но - да. Лучше уж пусть говорить будет некогда, нежели - не о чем.

19:38 

Ван Гог в пространстве и времени.

Лицо, сочувствующее правосудию.
К слову о том, как всё сложно у нас с пространством и времени.

Сегодня, двадцать шестого марта две тысячи четырнадцатого года, в 20:00 по московскому времени я была на выставке Van Gogh Alive.
Да, именно была. В будущем. Если верить тому, что написано у меня на билете.

Вещдок в студию.
См. дату и время посещения выставки.

Притом, что сегодня, двадцать шестого марта две тысячи четырнадцатого года, эта выставка закрывается в 18:00. Точнее, уже закрылась. Насовсем.

На самом деле, я там была ещё в январе. Мы с Настей были. Что до билета – ну, уж какой дали. Спасибо, что дали хотя бы такой.
Билеты на тот день, когда мы там были, закончились в кассе аккурат перед тем, как мы туда пришли.

Насчёт самой выставки.
Van Gogh Alive.
Stayin’ alive! Кхм. Простите, ассоциация.

Насчёт выставки – дубль два. Что в ней было прекрасно, так это - идея. И музыка, да. Всё остальное… давайте не будем о грустном. А будем – о прекрасном. И об уголовщине.

Для погружения в мир безумного Винсента эта выставка – место не самое лучшее. Зато для убийства – отличное просто. Идеальное просто оно для убийства! Ну, в качестве декораций.
Нет, правда. Вы только представьте себе!
Одна из частей слайд-шоу заканчивается, и зал на мгновение погружается в темноту. Когда же, спустя это мгновение, в знак начала новой части слайд-шоу на пол падает клякса алого света, там, на полу, уже лежит труп.
А ещё там есть ширмы из чёрного бархата.
И классическая музыка.
Говорю же: отличное место для съемок детективного фильма.

А ещё там есть место, где можно порисовать. Предполагается, что рисовать будут дети, но… Но – мы любим ломать стереотипы! И в тот раз нас за этим делом застали газетчики. Застали и сфотографировали для истории. Вот.


P.S. Да, я бережно храню всяческие билетики. Ибо билетики - это алиби. И никаких сантиментов, ага.

10:46 

И заверте...

Лицо, сочувствующее правосудию.
Когда летела домой, думала: вот прилечу и первым делом расскажу вам про Киев - прекрасный, спокойный, солнечный и такой доброжелательный.
Прилетела. И заверте...
Сначала - как водится, в самый "удачный" момент - сломалась моя распрекрасная техника. Один ноутбук, другой ноутбук, оба фотоаппарата, планшет. Телефон - и тот барахлить начал.
Ладно, технику мне починили.
Upd. Так хорошо починили, что доломали ещё сильнее. Специалисты ж.
Следом за техникой полетел мой внутренний календарь. В итоге в понедельник я чуть не помчалась на встречу, назначенную на вторник. Ну, как - не помчалась... Меня на пороге остановили. Во вторник к нам пришла зима таки помчалась на заседание юридической клиники, назначенное на среду. Примчалась. Естественно, клиники не обнаружила. Зато обнаружила человека, знающего, который на дворе день.

Вечер вторника был совершенно прекрасен, ибо это был вечер в компании замечательных людей. Люди, приветы вам и объятья!
Отдельная песня: как мы с этими замечательными людьми расходились по домам.
Посадили Ольгу на поезд до Питера.
Довезли Карину... куда-то. Зато на метро! Пока довезли - наступил почти час. Ночи. Подкрался совсем незаметно, ага.

Заметили это. Выскочили из вагона. Вскочили в поезд обратно - до Киевской. Который, как выяснилось, до Киевской не идёт.

Почти час. Метро закрывается в половине второго. Пересадки закрываются в час. Нам с Таней нужны пересадки. Аж две.
Где-то на севере голубой ветки. Все знают, да, как я люблю север голубой ветки? То есть - в какой ужас ввергает меня вид тамошних станций? Так вот.
Где-то на севере голубой ветки. Стоим на платформе, ждём поезда. Того самого - до Киевской. А вокруг - ни души. Тишина, холодрыга, ибо платформа наземная и открытая. Постепенное примирение с мыслью: сегодня домой мы пойдём пешком.

Если сейчас придёт поезд до Киевской... А он может прийти и не сейчас, а через полгода. Или вообще не прийти. За что я люблю эту ветку метро, называется.
Впрочем, я отвлеклась.
Меж тем. Если сейчас придёт поезд до Киевской, мы успеем на переход. На один - точно. А там, глядишь, и на второй тоже успеем.
Кто сказал: а если он не придёт?!

Поезд пришёл. Мы успели на переход!
Мы немного попутали направления. Правда, попутали правильно. В смысле, и к лучшему.
И на вторые свои переходы мы тоже успели. Мы молодцы, да.
А ехать домой на самом последнем поезде за день - так здорово.

Вчера я работала консультирующим детективом. В юридической клинике работала, то есть. Впервые в этом семестре пришла... Не на занятия, нет - занятий у нас в этом семестре не намечается. На нечто околоучебное. А там - картина маслом: "я всегда с собой беру видеокамеру". В смысле, съёмка. Теперь это позорище - ещё и на плёнке. Ага.
Вчера у нас в Клинике был просто праздник какой-то. К нам пришло подозрительно много адекватных людей.


А сейчас - Киев. О да, мы до него добрались. Не прошло и года.

*Смотрит вести с полей. Ну, про визовый режим между Украиной и Россией.*
Я так и знала!
Как я, однако, удачно съездила на Украину...

Сколько раз собиралась туда, где всё вроде как тихо-спокойно, приезжала, а там - катастрофа. Тут вот в кои-то веки, наоборот, собралась туда, где вроде опасно. Прилетела. А там - тихо-мирно и вообще лепота.
Вся-моя-жизнь...

Желающих улететь в Киев тем утром в Шереметьево набралось очень даже немало. Не полный салон Аэробуса, но добрых три четверти оного, если не все пять шестых.

Четверг. Почти десять утра. Борисполь. Аэропорт.
Солнышко светит, птички поют. Я улыбаюсь сотрудникам аэропорта - сотрудники аэропорта улыбаются мне. Улыбаются искренне. Впоследствии так улыбаться мне в этой стране будут все: на кого я посмотрю, к кому обращусь.
Про сотрудников аэропорта - отдельная песня. Хвалебная. Ибо они прекрасны.

Незадолго до отъезда в Киев я подала документы на новый загранпаспорт. Подала задолго до истечения срока нынешнего. Сильно задолго. Нынешний паспорт мне при подаче документов на новый не аннулировали. Сказали: потом. Тем не менее, в Киев я полетела по российскому паспорту. Раз уж можно. Чтоб уж наверняка.
Прилетел в Киев по российскому паспорту? Заполни миграционную карточку!
Как человек законопослушный, пошла заполнять.
Каждый раз, когда я пытаюсь сделать что-то по правилам, мне не дают это сделать. Люди, от которых ожидаешь этого меньше всего.

Подходим к столику с карточками - и я мои-дорогие-сограждане-без-загранпаспорта. К нам в свою очередь подходит милейшая девушка из пограничной службы. Говорит: вы, если что, обращайтесь. Чем смогу - помогу. И, действительно, помогает всем страждущим по мере возможностей.
Затем обращается лично ко мне. Интересуется:
- У вас, случайно, нет с собой загранпаспорта?
Отвечаю: есть, но...
- А давайте мы вам поставим штамп о въезде в страну в него! Чтоб вам не маяться с карточкой. Если вы, конечно, не против этого штампа. Ну, мало ли. А всякие "но" - это не страшно. А ещё... А ещё: у вас часы такие красивые!
Прим. автора: любимые, между прочим, часы.

Иду ставить штамп. На паспортном контроле мне тоже рады.
Женщина-за-стеклом умиляется, узнав о том, что я приехала в Киев "погулять".
Интересуется: где я собираюсь жить в свободное от прогулок время. И тут я понимаю, что - не помню. Не помню название гостиницы. Как обычно... Я стёрла эту информацию со своего жёсткого диска. А зачем запоминать то, что всегда можно посмотреть в документах? Действительно.
Признаюсь:
- Простите, не помню. Но, если хотите, могу посмотреть!
Женщина умиляется ещё больше. Говорит:
- Ой, да ладно, не надо. Добро пожаловать и хорошего вам отдыха!

Кстати, про гостиницу.
Только туда приехала, как подходит ко мне тамошний администратор и говорит:
- У меня к вам одна странная просьба. Если вас когда-нибудь спросят, жили ли вы в этой гостинице, скажите, пожалуйста, что - нет. Хорошо?
Я вспоминаю паспортный контроль, смеюсь и говорю: хорошо.
А потом - в ходе светской беседы о ситуации в городе и стране - выясняется, где этот товарищ работал до того, как пришёл работать в гостиницу. Точнее, служил. Если вы понимаете, о чём я. В свете этой информации его просьба заиграла новыми красками.

Про, собственно, ситуацию - лучше следующим постом. И, наверное, с фотографиями.

А пока - традиционная сводка происшествий. Она же - рубрика: какой я страшный человек.
Возжелала прокатиться на киевском фуникулёре. Фуникулёр на радостях по этому поводу слегка поломался. Застрял на полпути.
Днём заглянула на Бессарабский рынок. Тем же вечером там случился пожар.

17:35 

Завтра в семь двадцать две я буду в Борисполе. (с)

Лицо, сочувствующее правосудию.
Ну, не в семь двадцать две, а чуть позже, но буду - ура!

Вот попросят меня на границе назвать цель моего визита на Украину. И я назову! Наиболее подходящую из протокольных: туризм. По местам боевой славы, ага. В контексте той обстановки, что творится сейчас на Украине, это будет звучать… очаровательно, н-да.

Кстати, про границу. Впервые в жизни лечу за границу по российскому (общегражданскому) паспорту. Формально такое разрешено. Но - самое время и место для эксперимента, конечно.
Украинские пограничники, please be good to me. Не нарывайтесь на неприятности, люди.

Скоро узнаю, а пока что мне искренне интересно: много ли нынче желающих улететь из Москвы в Киев? И будут ли таковые вообще завтрашним утром в Шереметьево.
Тысячу лет не улетала из Шереметьево, кстати.

А ещё мне очень интересно, кто угнал самолёт Malaysia Airlines. Тот самый, который недавно внезапно пропал по пути в Пекин, да так до сих пор и не отыскался ни в каком состоянии. Но это уже совсем другая история.

Это становится традицией: смотреть на дорожку breaking news из страны, куда уезжаешь.

10:38 

Меня моё сердце в тревожную даль зовёт.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Да, опять.

The East Wind is coming...

Для одного непутёвого детектива тринадцатое число текущего месяца точно-точно будет очень счастливым. Потому что тринадцатого числа текущего месяца детектив сей отправится в Восточную Европу.
Угадайте с первой попытки - в какую страну, ага. Конечно же, в/на Украину! В Киев. А там и до Крыма недалеко…
Искать правду жизни, тех самых снайперов, Януковича, похищенные ЗРК и приключения на свою голову.

Детектив этот - я. Порадуйтесь за меня, что ли!
Да, я настаиваю на том, что всё вышеописанное - это повод для радости.

16:13 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Всю субботу проходила с ощущением воскресения.
А в воскресенье мы с Таней… Во-первых, увиделись. Наконец-то! Ура! А во-вторых, побывали на концерте Венского оркестра Имре Кальмана. Это было так здорово!
Любимая музыка. Прекрасный-прекрасный оркестр. Совершенно очаровательный дирижёр. Замечательные солисты.
Танюш, спасибо тебе ещё раз огромное за то, что вытащила меня туда!

Отдельным пунктом прекрасного - названия исполняемых произведений. Не привычные нашему слуху, нет, это было бы слишком просто, а их оригинальные переводы с немецкого. Ну очень оригинальные переводы! Апогеем такой вот оригинальности было «Совсем без женщин дело не пойдёт». В которое с лёгкой руки дамы-конферансье превратилось «Без женщин жить нельзя на свете, нет».

Вообще, вечер вчера был чудесный. Совсем-совсем новогодний по своей атмосфере. Только, в отличие от новогоднего, снежный. Суровая московская весна такая суровая.

23:58 

Лицо, сочувствующее правосудию.
В прошлое воскресенье казалось: до весны ещё далеко. Далеко-далеко. Меж тем, весна - вот она. Ну, здравствуй, весна!
И здравствуй, о-это-прекрасное чувство «я ничего не успеваю».

В прошлое воскресенье мы с Настей ходили гулять.
Центр города. Весь - перегорожен и заставлен металлоискателями. Повсюду - стражи порядка.
Настя, глядя на это, подумала: что-то общественно-политическое. Я, глядя на это, подумала: что-то олимпийское.
Через полдня оказалось: праздник же, двадцать третье февраля.

- А туда мы не пойдём. Там - металлоискатель и полицейские. А у меня два ножа в сумке. И элекрошокер.
Картина маслом под кодовым названием «Я гуляю с арматурой». Вариант Настин.
Некоторые дамские сумочки - они как ящик Пандоры: вы не хотите знать, что в них скрывается. Нет, вы, действительно, не хотите этого знать.
Какие дамы - такие у них и сумочки, да.

Напоследок - про зиму. Она в этот раз прошла как-то мимо меня. То есть, выдалась просто отличная.
Весна, теперь твоя очередь быть отличной.

20:41 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Как весело я намедни фотографировалась для анкеты на новый загранпаспорт.
Да, даже такое просто дело, как сфотографироваться на паспорт, я не могу сделать легко и спокойно.

Прихожу с утра пораньше в фотоателье, прошу меня сфотографировать. Уточняю: фотографии, пожалуйста, чёрно-белые.
И тут вдруг…
- Вы чё - ваще?! На кой вам чёрно-белые? Сейчас все цветные делают!
Цитата - дословная.
Все, говорю, молодцы, я за них очень рада. Но я хочу чёрно-белые фотографии, благо формально они допустимы. Вы чёрно-белые сделать можете?
В ответ получаю вторую волну возмущений собственным выбором, которые стихают лишь после того, как я призываю начальство.

Спустя некоторое время.
Подхожу к даме-фотографу, говорю - что мне от неё надо. И - что бы вы думали - слышу в ответ? Верно: всё то же.
- На кой вам чёрно-белые фотографии? Сейчас все цветные делают!

Люди, вы что - издеваетесь? Какое мне дело до всех?
И какая, если уж на то пошло, вам разница, какие фотографии делать? А если и разница, что - нельзя предложить по-человечески? Мол, мы и цветные могём - не хотите ли?
Э-эх…

Зато в ФМС - лепота.
Очередь? Нет, не слышала.
Инспектор - прекрасная. И музыка у неё в кабинете играла отличная.
А пять лет назад в том кабинете стоял аквариум с рыбками. К чему это я? А к тому, что - сколько же бесполезной информации хранится в моей голове.

I’m so-o-o changeable!
Я - тот замечательный человек, которому извечно не хватает строчек в анкетной графе «учёба/работа за десять лет».
Люди, которым строчек этих хватает, как вы так умудряетесь?

18:34 

Not a psychopath.

Лицо, сочувствующее правосудию.
I'm not a psychopath, I'm a high-functioning sociopath. Do your research. (c)


Читаю (уже - прочитала) книгу «Я - не серийный убийца».

Главный герой книги - пятнадцатилетний Джон.
Джон - псих. Вернее, считает себя таковым. Если постоянно говорить человеку, что он - псих, однажды он может в это поверить. Джон - поверил.

С чего же он - псих? А с того, что его интересуют убийства. Серийные. И убийцы - их психология, механизм действия. Интересуют, а вовсе не вызывают симпатию. И - всё. Других причин считать его психом у окружающих нет. Тем не менее, они его таковым считают. Считают, естественно, вслух. Милые, добрые, нормальные люди.

Безумный, безумный мир. В нём бить детей за малейшее непослушание или забавы ради гнобить одноклассников - это нормально. В том смысле, что если кто-либо делает что-то из этого, то для большинства окружающих - это ещё не повод считать его психом. Притом, что вообще-то - повод. Бить детей - это нормально. А проявлять интерес к преступлениями - нет.

Ещё Джон - социопат. Во всяком случае, так считает психотерапевт, который работает с ним. Психотерапевт этот - клинический идиот. И вот почему.
МКБ-10 гласит: диссоциальное расстройство личности (в том числе, социопатическое) - это «расстройство личности, характеризующееся пренебрежением к социальным обязанностям и черствым равнодушием к окружающим». Ключевые слова: пренебрежение и равнодушие. К отдельным людям и обществу - в целом. Как я понимаю.
Теперь - ситуация. Джон мнит себя потенциально опасным для окружающих. Считает, что судьба ведёт его путём серийного убийцы. И делает всё, чтобы этой судьбы избежать, потому что не хочет такой судьбы. Не хочет однажды кого-то убить. И как-либо иначе кому бы то ни было навредить однажды тоже не хочет. Не хочет - не из боязни наказания, а потому что… не хочет и всё. Не хочешь - не делай, казалось бы. И всё будет отлично. Но - нет. Нет - если когда-то ты выдумал себе внутреннего монстра и с тех пор боишься, что в один не прекрасный день этот монстр проснётся, завладеет твоей волей и заставит тебя сотворить что-то плохое и непоправимое. Боже, что я читаю?.. Чтобы монстр не проснулся, Джон соблюдает определённые правила, которые сам себе выдумал. Как и монстра, ага. Правила - строгие. Соблюдает их Джон по своей собственной инициативе. Старательно и небезуспешно.
А теперь, уважаемые знатоки, внимание - вопрос: где тут пренебрежение и равнодушие к окружающим? Будь тут они, Джон бы не соблюдал правила. У него бы их даже не было. А зачем? Правила эти нужны для того, чтобы обезопасить людей вокруг, и только. Человек, которому ближние глубоко безразличны, не станет думать об их безопасности. И уж, тем более, он не станет напрягаться и ограничивать себя в чём-то ради того, чтобы эту безопасность обеспечить.
Как по мне, это - не социопатия, это - ОКР. Обсессивно-компульсивный синдром: когда человек надумал себе проблему и сидит, этому радуется теперь борется изо всех сил с ветряной мельницей. Борется, разумеется, безуспешно.

Та эмоциональная глухота-немота, о которой говорит Джон, и которую тоже считает социопатией - это… Как по мне, адекватное восприятие реальности. Какая реальность - такое и восприятие, да.
Но если уж и дальше разбрасываться диагнозами… (Курс криминальной психологии не прошёл для меня даром). Всё равно это не социопатия. Это - Аспергер. Аспергер - это печальнее, чем социопатия. Печальнее - для самого человека, я имею в виду.

Безумный, безумный мир.
Джона назвали социопатом (психотерапевт назвал) - Джон этому очень обрадовался. И правильно!
Если неадеватные люди вокруг считают неадекватным тебя - это здорово. Минус на минус даёт плюс. Плюс, конечно, крайне сомнительный, но… Какая жизнь - такие и плюсы.

Кстати, о людях. Тем, кто старательно нарывается на чужих монстров, я всегда очень желаю однажды таки нарваться. Ну, раз уж им так этого хочется.

Кстати, о социопатии.
Иногда она - это плохо. Но иногда - просто прекрасно и очень гуманно. Иногда - это по отношению к тем, кто заслуживает куда худшего к себе отношения, чем нейтральное безразличие.

17:32 

Про Стамбул и не только.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Со второй попытки (всего лишь!) мне это всё-таки удалось - улететь, куда надо, из стамбульского Ataturk Airport. И вообще, улететь оттуда. А я уж и не надеялась. И не только я, кстати.
Я, как всегда, молодец, да.

Первая попытка была прекрасна.
Моя попытка номер раз. Или - как я не улетела в Невшехир.

В Каппадокию я, хоть и не улетела, но всё равно добралась - раз уж решила. Нет, не по воздуху - не хватало ещё дважды за день туда не улететь, что, с учётом особенностей аэропорта, было вполне возможно.
Как водится, своим ходом. Город засыпает. Просыпается Аня и идёт чёрт-те куда ловить междугородний автобус, ага.

Вот так я отлично рассказываю вам про Стамбул, да. Полчаса уже рассказываю. А, собственно, про Стамбул всё ещё не сказала ни слова. Что ж исправляюсь.

Стамбул - замечательный!
Большинство городов прекрасны местами. Местами - прекрасны, а в остальном - не особо.
В Стамбуле прекрасно всё. Буквально каждый квадратный метр.

В Стамбуле есть что-то от каждого города, что я когда-либо видела. И вообще, от каждого города мира, наверное. Вернее, с поправкой на временной фактор, это в каждом городе мира, наверное, есть что-то стамбульское.
Как это здорово - обнаруживать эти аллюзии. Буквально на каждом шагу обнаруживать.

Что за город! Одни горы да пригорки! (с)
А что ни пригорок, то - военный объект.
Пошла гулять по пригородам Стамбула - набрела на military security zone. В данном конкретном случае - на военную базу. Во всяком случае, тамошняя охрана в ответ на моё "ой, а что это такое интересное вы тут стережёте" обозвала место своей службы именно так.
Пошла гулять всё по тем же пригородам, но в другом направлении - набрела на другую военную базу. И - кладбище.
Возвратилась в Стамбул. Пошла гулять по городскому парку - набрела на… Вы правильно догадались! На military security zone я набрела. Да, опять. В третий раз за день. Military security zone. В городском парке. Чудесно.
Чудесно прошёл мой первый день на турецкой земле. Не день, а вот просто картина маслом: война преследует меня. Она - меня, а я - её. В равной степени.

А во второй день я на улице Истикляль встретилась с бронемашиной. Тот неловкий момент, когда идёшь ты себе по туристической, пешеходной улице. У тебя за спиной раздаётся автомобильный гудок. Ты оборачиваешься с мыслью: ну, что ж за придурки катаются на машине по пешеходной улице. И тут вдруг - оно.

Ой! А ещё я, шатаясь по городу, наткнулась на выступление одного небезызвестного турецкого политика. Ну, как выступление…
Политик сей был настолько суров, что не пришёл на своё выступление. Вместо него с народом общался магнитофон.
Картина маслом. Площадь. Посреди площади стоит машина формата «ларёк на колёсах». Ларёк - открыт. В недрах ларька имеется включённый на полную громкость магнитофон и фотография того, чьим голосом этот магнитофон разговаривает. А голос-то маниакальный, маниакальный.
И вот на это на всё народ завороженно смотрит.

Я покаталась на стамбульском метро.
На трамвае.
На автобусе. Зайцем. Ну, не нашла я, где за двадцать минут до полуночи купить там, куда к тому времени я забрела, билет. Думала: куплю у водителя. Уже в автобусе оказалось, что - нет, не куплю. Не продаёт водитель билетов. Билетов - не продаёт, зато - человек хороший. И без билета подвёз непутёвую путешественницу через полгорода. Так непутёвая путешественница в первый раз в жизни показалась на городском общественном транспорте зайцем.
На корабле.
На фуникулёре.
На какой-то невнятной маршрутке.
Не осталось в этом городе транспорта, на котором бы я не покаталась, ага.

- Никогда не заговаривайте с незнакомцами. Это очень опасно.
Сказал мне как-то раз незнакомец. Который - так, на минуточку - сам ко мне привязался на улице.

А вам в четыре часа утра звонят в номер незнакомые люди с вопросом:
- Вы - сирийка?
А мне как-то раз позвонили.
Позвонили, я сняла трубку. Интересно же - кто мне звонит в такой час, да ещё и по городскому номеру. Услышала что-то арабское. Ответила, что - я вас не понимаю, увы. Но если вы повторите всё тоже самое по-английски... Человек на том конце провода слегка замялся, а потом - вот спросил.
Услышал: нет. Помолчал в трубку. Положил трубку.
Что это было - никто так и не понял.

Кстати, о людях. На Галатском мосту по вечерам собираются рыбаки. Много рыбаков. Очень много. Они со своими снастями выстраиваются в ряд вдоль перил и - ловись рыбка. Как-то раз среди них я видела женщину в парандже. В парандже. И с удочкой. И с хорошим таким уловом.

18:07 

Там, куда я ухожу, весна. (с)

Лицо, сочувствующее правосудию.
Улетаю от вас в Стамбул. На недельку, до второго. До пятнадцатого числа.

14:34 

It's time for Africa! Как это было.

Лицо, сочувствующее правосудию.
В Тунис я съездила феерично. Иначе просто не скажешь. Объездила добрых три четверти этой прекрасной страны. Из них треть объездила в полуобморочном состоянии. Это было... довольно забавно. Нет, правда.
Вернулась еле живая и страшно довольная путешествием.


Когда в конце прошлого января я собиралась в Египет, я собиралась в тихую, спокойную, курортную страну. Да, два года назад там была революция. Но это же - целых два года назад.
Собралась.
А накануне отъезда я посмотрела новости…
Накануне отъезда я знала, куда и когда лечу. В годовщину революции. В страну, где по этому поводу творится незнамо что. И сознательно полетела. Туда. Тогда. Чему очень рада.
Когда бы ещё прикоснулась к истории.

Прикоснувшись к истории однажды, ты захочешь прикоснуться к ней вновь, ибо это ни с чем не сравнимое ощущение.
Впрочем, я отвлеклась.

Тунисская революция трёхлетней давности, в отличие от египетской, прошла как-то мимо меня. То есть, совсем мимо. Как следствие я, собираясь в Тунис, собиралась… Да, в тихую, спокойную, курортную страну. В спокойные времена.
Молодец.
Собралась. Прилетела. В тихую, спокойную, курортную страну. В спокойные времена. Всё, как и предполагалось.
А потом я добралась до столицы. А там!
Центральный сквер обмотан колючей проволокой. Картина маслом: мы украсили город к новому году НЕТРИВИАЛЬНО (как вариант: чем нашли - тем и украсили; чем колючая проволока хуже гирлянд).
Французское посольство - тоже обмотано. За проволокой, помимо посольства, стоит грузовик камуфляжной расцветки. Грузовик охраняют товарищи в форме и с автоматами.
И тут в мою душу закралось сомнение. Ну, насчёт спокойных времён.
И тут я узнала, куда и когда попала приехала. В столицу страны, где три года назад была революция. Аккурат в годовщину тогдашних событий.
Годовщина равно беспорядки. Опять. История повторяется.

- Не ездите туда. Там сейчас опасно. Туда могут кинуть гранату.
Сказали мне насчёт музея Бардо.
А я… А что - я? Я в ответ рассмеялась.

Прошлый январь. Египет, Каир. Многострадальная Площадь Тахрир. Египетский музей. Тогда гранату всё-таки кинули. Не в музей, правда. Просто на площадь. И, к счастью, не боевую гранату, а со слезоточивым газом. И всё же.
Фантастическое déjà vu.

А в музей я всё-таки съездила.
И не только в музей. И сейчас я хочу об этом поговорить.
(Под катом - километры текста, и когда я говорю «километры» я не сильно преувеличиваю).


Часть первая. В которой я улетаю.
Дорожно-транспортные приключения: на земле.
Дорожно-транспортные приключения: над землёй.

Часть вторая. Приехали! Хаммамет.
Доброе утро, страна.
В поисках литеры М.
Люблю гулять по парку @ В три часа ночи.

Часть третья, в которой я отправляюсь в пустыню, а мои приключения превращаются в злоключения.
Примерный маршрут: Хаммамет - Эль-Джем - Сфакс - Матмата - Дуз - Чебика - Гавса - Кайруан. И ещё полтора населённых пункта, которых даже на карте нет.
Мы едем, едем, едем.
Ресторан «На краю Вселенной» или – замори червячка в прямом смысле этого слова.
I think I need a doctor.
Излечи себя сам.

На этом рассказ обрывается. Продолжение следует. Но уже - в фотографиях.

16:17 

It's time for Africa.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Сегодня я дома (ну, как – дома: в Москве), а завтра уже буду в Африке – разъезжать по Сахаре на джипе.
Вот так вот спонтанно. В лучших традициях моей жизни.

Вот доберусь совсем-до-дому скоро - и будет мне квест: собери чемодан за пару часов. С нуля. Увлекательный будет квест, я так чувствую.

Вот доберусь совсем-до-дому – и, наконец, сообщу родителям новость: мама, папа, я завтра от вас улетаю.

Еду одна. Туда, где ещё не была.
План? Какой план? Зачем? Плана нет. Есть только ПЛАН. Как водится, чрезвычайно коварный.

Вернусь к февралю. Повстречаюсь со всеми и снова уеду… Куда-то. Аминь.

Не скучайте тут без меня и вообще – не скучайте! =)

18:13 

Лицо, сочувствующее правосудию.
За то время, что вы по техническим и не только причинам были избавлены от созерцания моих бесконечных рассказов о своей жизни, я успела:
Вместе с Настей сходить на выставку Van Gogh Alive.
Выбраться за город. Дважды. И нет, не затем, чтобы сходить там, куда выбралась, в кино.
Что характерно: оба раза, стоило мне покинуть столицу, как тут же кто-то столичный изъявлял желание меня лицезреть. Больше, больше приятных причин возвращаться домой!
Сходить вместе с прекрасной Трем в Дарвиновский музей.
Посмотреть третью серию «Шерлока». Это было потрясающе – во всех смыслах этого слова.
Сходить в театр.
А ещё! А ещё у меня для вас есть сногсшибательная новость. То есть, будет. Завтра.
Про это про всё я вам хочу рассказать. Причём, рассказать основательно. Поэтому расскажу позднее.

А пока…

А потом наступили технические причины моего молчания.
Сломался смартфон – починила своими руками. Тут же – буквально минутой позднее – сломался ноутбук. Точнее, скончался.
«Я и техника». Драма. Глава – я давно уже сбилась со счёта какая.
Она же – «Круговорот технических неполадок в природе».

Три месяца с небольшим. Прослужил мне мой ноутбук верой и правдой, прежде чем поломаться в самый неподходящий момент. И это ещё – долго. На большее, когда речь заходит о технике, я давно не рассчитываю.
А когда речь идёт не о технике – не рассчитываю тем более. Кто меня выдержит дольше? Что дольше выдержу я?

К слову – о «неподходящем моменте»:
- А где ваша курсовая?
- Она в чертогах моего разума.
Н-да. Только не курсовая, а параграф диссертации.
Был – и в Чертогах, и в текстовом виде в памяти ноутбука. После того, как ноутбук впал в кому, остался только в Чертогах. А у меня – именно Чертоги, а не дворец. Чертоги – это очень уютно.

Мой ноутбук против моей диссертации. Раунд второй.

Не то, чтобы мне было сложно перепечатать двадцать листов текста по памяти. Не сложно. Совсем. Но – лень.
Лень, как причина починить ноутбук. Починить, а не выкинуть сразу. Как единственная причина его починить.
Сделать это самой мне вполне предсказуемо не удалось, и я вызвала мастера.

Пришёл мастер. Включил ноутбук. Окинув сначала его, а потом и меня подозрительным взглядом спросил:
- Вы информацию, составляющую государственную тайну, там храните?
Нет, ответила я. Государственные тайны я храню исключительно в своей голове. А что?
А то!
На моём ноутбуке стоит программа защиты от взлома. Вмешаетесь в процесс загрузки системы – она тут же сотрёт всю информацию с жёсткого диска. Введёте не тот пароль – последствия будут аналогичные.
Тот неловкий момент, когда на твоём ноутбуке стоит программа защиты от взлома, а ты об этом – ни слухом, ни духом.
Тот ещё более неловкий момент, когда программа защиты от взлома на твоём ноутбуке есть, а пароля – пароля нет. И никогда не было. А зачем? Если в тамошней памяти нет государственных тайн. И не будет. Аминь.

Подозрительный взгляд номер два.
- Вы знаете, ваш ноутбук – он так сломан… Такие поломки случаются очень редко.
Если проблемы, то – самые редкие. Вся-моя-жизнь.

Насчёт тайн – похоже, мне не поверили.
Попросила мастера, прежде чем сносить Windows, скопировать мне на флешку все «мои документы». Благо, там документов – раз, два и обчёлся. В прямом смысле слова. Пара текстовых файлов, да дюжина фотографий. И – всё, да.
Мастер, осознав это, сильно удивился.
Мастер сказал: может, всё-таки есть что-то ещё? Ну, секретное. Я, если хотите, в коридор выйду, пока вы это себе перекопируете!
Еле убедила его никуда не уходить.

Ноутбук мой в итоге ожил. А я уж и не надеялась.
Параграф диссертации мне вернули. Делайте ставки, дамы и господа, когда я донесу этот параграф до своего научрука.

С грехом пополам, но я уже приучила себя сохранять всё, что печатаю в Word’е, на флешки. Осталось ещё приучить себя сохранять всё, печатаю Word’е, на флешки сразу. Сразу после того, как оно будет напечатано. А не раз в сто лет, когда совесть совсем замучает, как сейчас.

23:02 

Поговорим о Мэри.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Она слишком хороша, чтобы быть правдой.
И дело даже не в «хороша». И уж, тем более, не в «умна». Дело в том, как хорошо она понимает Шерлока. Точнее, в том, как быстро и просто сие понимание к ней пришло.
Люди, вообще, понимают друг друга с трудом. И вообще, редко когда, действительно, понимают.
Шерлока люди не понимают почти совсем. Даже те, которые знают его давно. Даже те, которые любят.
Те, которые знают и любят, просто любят его таким, какой он есть. За что им честь и хвала, конечно. Но всё равно – до понимания там, как до луны. Пешком.

Тот же Джон. Казалось бы, лучший друг. Прожил с Шерлоком под одной крышей не один год. И тот временами не понимает Шерлока совершенно.
А Мэри увидела Шерлока и тут же всё поняла. Буквально с первого взгляда.
Нет, такое возможно. Вполне. Было бы. При наличии общих тараканов. У Мэри я таковых что-то не наблюдаю.

Зато я наблюдаю саму Мэри.
Которая, едва увидев Шерлока, тут же прониклась к нему симпатией и приняла его сторону. Это притом, что познакомилась с Шерлоком она при следующих обстоятельствах: тот причинил боль её любимому человеку. То есть, по сути: она безо всяких на то оснований с первого взгляда прониклась симпатией к незнакомцу, причинившему боль тому, кого она любит. При этом любимого человека в той – в высшей степени стрессовой – ситуации она не поддержала никак.
Шерлок, взглянув на Мэри, делает вывод, что она, помимо всего прочего, - лгунья. В принципе, для Шерлока почти все – лгуны. Так же, как и почти все – идиоты. По умолчанию. Но, раз он акцентирует на этой характеристике своё внимание, - значит, характеристика эта принципиально значима.
Мэри как-то уж слишком истово ратует за общение Джона и Шерлока. Буквально настаивает на том, чтобы они больше общались.
Мэри явно что-то недоговаривает про свою семью.
Опять же, та самая смс-ка с зашифрованным «спасите Джона Уотсона». Она пришла на телефон Мэри. Мэри сразу сообразила, что там в ней зашифровано, и прибежала со своими соображением к Шерлоку. Умница Мэри. Или – Мэри, замешанная в похищении?.. Мэри, которой в этом похищении была отведена соответствующая роль?..

На основании всего этого, думается мне, что Мэри – не та, кем кажется.
Я вам больше скажу: думается мне, что Мэри – на стороне зла. Намеренно или по стечению обстоятельств, сознательно или неосознанно – не суть.

И, видимо, Шерлок об этом подозревает.
Поэтому до сих пор не высказал ей все свои наблюдения на её счёт.
Поэтому на удивление доброжелательно к ней относится.
В том числе, и поэтому вместо того, чтобы расследовать преступления, с таким энтузиазмом организовывает свадьбу.

Организация свадьбы, в таком случае, - лучшее дело. Подарок судьбы просто. Под видом подготовки к свадьбе можно узнать о Мэри столько всего интересного. При этом – не вызывая ни у кого лишних подозрений. Плюс, опять же, - такая отличная возможность держать Мэри в поле зрения.

Мэри могла изначально быть засланным казачком. Или не быть таковым изначально, но стать – в силу определённых фактов своей биографии. Могла – уже стать, а может – только стать в будущем.
Быть/стать жертвой Магнуссена, например.
Я даже не удивлюсь, если она окажется его родственницей/подругой жизни/ну, в общем, вы поняли.

My life, my game, my rules and I'm the winner, of course.

главная