Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:00 

Непутёвые заметки.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Однако, здравствуйте!
Я, наконец, добралась до дневника. Наконец-то!

На днях у нас с Таней был вечер страшных историй.
Я рассказывала Тане душераздирающие истории из жизни отдыхающих. Таня, в свою очередь, рассказывала мне душераздирающие истории из жизни трудящихся.
Прекрасный был вечер, в общем.

А сейчас вечер страшных историй будет у вас. Да-да, сейчас я расскажу вам о том, «как я провела это лето».
Поехали!
(Текста под «морем», действительно, море).


Берлин. Моя прогулка по немецкой столице закончилась… в полицейском участке.
Цирк и немцы.


Пара слов о Берлине. Не всё ж о себе говорить да об ужасах всяких.
Берлин.


В Амстердаме я встретила смерть. Нет, не свою – иначе я бы тут с вами сейчас не общалась.
– Живую?
– Ага.

Oh, Death.

Amsterdam.


Париж.
Город, сами знаете кто и дороги.

Литера «М».

Платформа 9¾ (ну, почти).

19:09 

Улыбаемся и машем.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Вчерашний вечер был фееричен – иначе не скажешь.

По пути на прогулку встретила некую Л.
Поздоровались. Разговорились.
Да, учёбу прикончила. Чем собираюсь заниматься в дальнейшем? Рассказываю. И тут вдруг.
– Что у тебя с головой? – спрашивает Л. И глядит на меня при этом так странно.
Нет, я всё понимаю, конечно. Планы на всю-эту-жизнь у меня ещё те, но…
– Я тебя с этой причёской раньше не видела! – тем временем, продолжает эта прекрасная женщина.
Ну, окееей.

Спустя сорок минут.
Идём мы с Таней по Покровке, не трогаем никого, увлечённо болтаем за жизнь… и тут ВДРУГ.
Мой жизненный путь пересёкся с путём небольшого бетонного блока, летевшего с небес откуда-то сверху (откуда?!) на землю. Я – человек-катастрофа…
Мне повезло: удар прошёл по касательной, так что отделалась я всего парой царапин.
Не успела я осознать – это что сейчас было, как ещё два бетонных блока пролетели в опасной близости от моей головы. К счастью, на том «камнепад» и закончился.
А шли мы в аптеку, да. Судьба порой безумно иронична.

Потом был прекрасный пикник на обочине.

Ещё была картина маслом: угадай страну по кадру.
Идём вдоль шоссе. Мимо нас проезжает машина. Проезжает – задним ходом. Останавливается. И едет дальше. Все так же – задним ходом.

Возвращаюсь в ночи домой, а там меня ждёт открытка от Тани. Норвежская!
Открываю сегодня почтовый ящик, а там – вновь открытка. И снова – от Тани. На этот раз – датская.
Ы-ы-ы)))


Постскриптум. Уезжаю я от вас. Не скучайте и – до встречи в августе.

16:59 

О, спорт, ты - мир.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Вдогонку к чемпионату мира по футболу.

Как вы лодку назовёте…
Если кто вдруг не видел эмблему нынешнего чемпионата, то – вот он, этот фейспалм (во всех смыслах слова):

Какая эмблема – такой и чемпионат. Ну, правда.

Погода.
Дурное судейство.
В кои-то веки и то, и другое, действительно, виновато во всяческих поражениях.
Судейство – оно тут вообще за гранью адекватности.

Я видел, как умирала надежда Ямайки. (с)
Бразилия – Германия. Я опоздала к началу трансляции. На полчаса.
Ничто не предвещало беды…
Включаю телевизор, а там:
Какая боль, какая боль,
Аргентина – Ямайка – 5:0.
То есть, Германия – Бразилия. 5:0. Вот и опаздывай после этого на футбол!
Итоговый счёт: 7:1. Ну, хоть не 7:0.
Бразильцы на последних минутах игры вполне могли забить ещё дважды. Немцы – один раз. Если бы и те, и другие таки забили, итоговый счёт был бы совсем уж невероятный.

Матч за третье место с участием сборной Бразилии я, наученная горьким опытом, смотрела с самого начала.
И его бразильцы проиграли тоже.
0:3. Ну, хоть не 1:7. Когда на шестнадцатой минуте матча счёт стал 2:0 в пользу Голландии – кому ещё показалось, что дело опять идёт к 1:7?

Бразильцев жалко безумно.
Не только и не столько игроков. Как играли – так и сыграли. Увы.
Вообще всех.
Когда на празднике весело всем, кроме хозяев торжества – это так жутко, на самом деле.
Чемпионат этот у них: начался с недовольств – недовольствами (только – больших масштабов) и обернулся.
Нечто подобное (только – меньших масштабов) через четыре года ждёт нас.
Как бы эти недовольства у них не переросли в массовые беспорядки. Притом, что они – могут. Вполне.

Голландия! Как я «люблю» эту сборную! «Обожаю» просто.
Который год эта сборная вместо футбола обычного играет в футбол американский. В смысле – занимается рукоприкладством.
Футбол сам по себе – травматичный вид спорта. Весьма и весьма. И зачем травматичность эту усугублять во сто крат, что называется, своими руками? Намеренно сшибать противников с ног? Заламывать противникам руки?

На этой нерадостной ноте хочу передать привет сборной Алжира. В ней, как и в сборной Голландии, есть полтора адекватных человека. А остальные – тоже явно ошиблись видом спорта.

Моя любимая сборная. Безо всякой иронии. Наша. Российская.
Все у нас хороши. Нет, правда! Хороши. Даже очень. По отдельности. Проблема в том, что футбол – это не индивидуальный, а командный вид спорта. Внезапно, ага. Командный вид спорта предполагает командную игру. Чего нет. Да, опять. Вообще.
Наши ребята играют по принципу «один за всех». Получил мяч? Бей и беги. В смысле: беги и бей (по воротам; если до этого дойдёт). Отдать пас? А зачем? В лучшем случае – а кому? (Если товарищи по команде этого явно не ждут).
Результат – соответствующий.

Другая сборная, симпатичная мне. Сборная Испании.
Испанцы, насколько я знаю, к поражению своей сборной на групповом этапе отнеслись по-человечески. Честь им за это и хвала.

К слову. Люди, будьте людьми! Относитесь к поражениям своих (и даже чужих) команд по-человечески, а не как некоторые.

И – о погоде. Отдельным пунктом.
ЧМ-2022. Катар. Нет повести печальнее на свете.
Прекрасные люди из этой страны подали заявку на проведение ЧМ. Им этот ЧМ отдали. Казалось бы – всё хорошо, все довольны. Казалось.
ЧМ – летнее мероприятие. Прекрасные люди из Катара, вы об этом не знали, когда подавали заявку на его проведение? И ещё – вы не знали о том, что летом в вашей стране, в силу её климатических особенностей, не то, что играть в футбол, жить невозможно?

Про финал.
В финале я не болела ни за кого. То есть, болела за обе команды. Они обе – отличные. Кто бы ни выиграл – я только порадуюсь.
Вот теперь радуюсь за немцев.
Что мешало аргентинцам начать играть нормально не за три минуты до окончания матча, а несколько раньше? Вопрос, понятное дело, риторический.

16:18 

Red.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Красный диплом магистра грозит только тем, кто имеет красный диплом бакалавра. Говорили они – милые люди с кафедры.
(У меня диплом бакалавра – синий).
Неправильно говорили, как оказалось.
Оказалось – естественно, в самый последний момент. Ну, почти в самый последний.

Красный диплом.
Господи, за что?! =))
Но – забавно.

14:05 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Суббота – то был такой замечательный день!

В субботу мы с Настей участвовали в (очередном) городском квесте имени… а угадайте с первой попытки – кого.

Для нас приключения того дня начались задолго до того, как начался квест. И приключения эти были – дорожно-транспортные. Для кого – приключения, а для кого (не будем показывать пальцем) – происшествия.
Как следствие вышесказанного. Для кого-то проблема – дойти до финиша. Для нашей прекрасной команды непосильной задачей оказалось – дойти до старта игры. В смысле – дойти вовремя.

В этот раз всё было лучше, чем в прошлый. Куда лучше!
Отличные загадки и задания-от-агентов. Маршрут – выше всяких похвал.
Всё было бы идеально, если бы не…

Беда номер раз. «Найди то – не знаю: что».
КП – памятник по такому-то адресу. Памятник кому – из текста загадки не очевидно. Из разгадки – тоже. Задание: найдите кодовое слово. Подсказка: обратите внимание на постамент.
На постаменте начертано: имя того, кому посвящён памятник, и некое стихотворение. При отсутствии в задании хоть намёка на то, какое из слов, начертанных на постаменте, является кодовым, таковым, в принципе, может быть любое из них.
Мы предположили, что кодовое слово – фамилия «памятника». И – не мы одни. Другая команда путём хитрых логических умозаключений пришла к выводу о том, что кодовым словом является одно из слов в стихотворении.
На финише оказалось: и мы, и они были неправы. Кодовое слово надо было искать в окрестностях памятника. Причём, именно искать. Заметить его случайно, стоя у памятника, было невозможно.

Всё про ту же беду.
Последним КП был «пушкинский» дуб на Тверском бульваре. На этом КП была просто картина маслом:
Я спросил у ясеня дуба… кодовое слово. Ясень дуб не ответил мне!
В итоге кодовое слово мы обнаружили случайно. Оно было начертано мелом на бордюре неподалёку от дуба.

Точные указания по поиску кодового слова были только в одном – самом первом – задании. Ну… и на том спасибо!

Беда номер два. Альтернативная логика астрономия. (Кто бы говорил, конечно, но – тем не менее).
Финиш был такой… финиш. На финише организаторы дали нам финальное задание: отгадайте некий пароль по подсказкам. В качестве подсказок должны были выступать кодовые слова. В нашем случае – два слова.
Слова – следующие: «звезда» и «кольца». Кольца – это в контексте, видимо, про Сатурн. Звезда – это тоже про космос. Значит – космос. Или – Вселенная. Как вариант – астрономия, небо, галактика, планетарий и т.п.
Оказалось, что – нет. Сатурн – это и есть пароль. И тут моя логика поломалась. Потому что Сатурн – это планета. (А планета – это не разновидность звезд, я уточняла!). По логике, при наличии в списке подсказок «звезды», о планете в качестве ответа не может быть и речи, но…

Дорожное.
Часть пути мы пробежали. Одну сотую часть, не больше, но – тем не менее.
В какой-то момент мы, по доброй традиции таких игр, объединились с другой командой, и к финишу шли уже дружною толпой.
Как хорошо и красиво мы расправились с заданиями агентов!
Квест как-то уж очень быстро закончился. Слишком быстро.

Квест – закончился, а день у нас с Настей всё продолжал удаваться. Но это уже совсем другая история ;)

19:04 

День Рэ.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Подкрался незаметно =)

P.S. Люди добрые, огромное вам спасибо за поздравления!

23:36 

Прощай, оружие.

Лицо, сочувствующее правосудию.
У меня были планы на этот день, и поездка в университет в них не входила. До одиннадцати часов утра. А в одиннадцать мне позвонила моя однокурсница Вика.
– Анюта, беги в университет, – сказала она.
Зачем?
А затем, что сегодня в университете будет милая дама с кафедры, чья подпись нужна мне для обходного листа. Внезапно – нужна срочно.
И я побежала.

Есть в первом корпусе три лифта: два нормальных и третий – доисторический. Угадайте с первой попытки: который работал в тот день? Правильно: доисторический. Спасибо – хоть он.
Как он работает – это отдельная песня. А работает он по принципу: не пнёшь – не полетит. Не нажмёшь волшебную кнопку – не поедет. Это я сейчас знаю. А тем утром – не знала.

Входим в лифт: я и какие-то люди. Нажимаем каждый – на кнопку нужного ему этажа. Ждём.
Ожидание: осторожно, двери закрываются. Реальность: двери не закрываются.
Ждём дальше. Двери не закрываются.
Кнопки быстрого закрытия дверей в лифте нет. Есть – картина маслом: то ли я – идиот, то ли лыжи не едут.
Когда все уже собрались выходить из лифта и идти наверх пешком, проходящий мимо мил-человек подсказал нам: хотите поехать – нажмите кнопку «вход».
Опознать кнопку «вход» не так просто – она безымянная: название стёрлось за давностью лет. Ладно. Опознали. Нажали. Поехали.
Если бы я знал, как мы поедем, я бы пошёл пешком. (с)

А теперь, уважаемые знатоки, внимание – задачка, иллюстрирующая всю прелесть планировки нашего корпуса.
Дано. Номер аудитории состоит из четырёх цифр, где первая – это номер корпуса, в котором находится аудитория, вторая – номер этажа, а третья и четвёртая – номер, собственно, аудитории.
Вопрос. На каком этаже находится аудитория номер 2518?
Ответ: на шестом! На шестом, который бывший пятый.
И так – все аудитории в нашем корпусе.

Во втором корпусе всё хорошо с планировкой. Но – вид этого корпуса изнутри! Он ужасающ. Серьёзно.
Мне одна однокурсница – нет, не Вика – в своё время призналась, что боится ходить по тамошним коридорам по вечерам. По вечерам эти коридоры пусты. Абсолютно. И в одиночестве там… не очень уютно.
То есть, мне-то – уютно вполне. Но однокурсницу я понимаю.

Переходим на личности.
За то время, что мы с ней не виделись (то есть – за неделю, прошедшую с нашей защиты), милая дама с кафедры умудрилась слегка поломать ногу. Э-эх. Скорейшего ей выздоровления!
Эта милая дама не сможет прийти на вручение дипломов. А очень жаль. Не сможет прийти на него и Вика. Такими темпами, из новоявленных магистров на него приду я одна. Если приду.
Кстати! Это не только среди магистров. Это – среди всех выпускников нашего факультета. Вопрос жизни, вселенной и вообще накануне вручения дипломов:
– А что, если я не приду на вручение?

Пока я моталась по городам и весям, на факультете случились кадровые перестановки. Те из них, о которых я знаю, мне нравятся.

Возвращаемся на просторы университета.
А там – ремонт. И так – каждое лето. Традиция!

Отдел дипломного проектирования предупреждает.
При себе (на вручении дипломов) иметь квиток из отдела кадров! Пришёл без квитка – ушёл без диплома!
Это я вам сейчас дословно цитирую объявление, украшающее дверь в этот отдел.

Сдала в деканат студенческий и зачётку. Прощай, оружие!

Как пройти в библиотеку?
Узнала, где в этом бедламе находится библиотека. Да, только сейчас. Лучше поздно, чем никогда!
Если бы не необходимость подписывать обходной лист у библиотекаря, я бы и дальше этого не знала. А зачем? Зачем мне эта библиотека, когда у меня своя, домашняя, есть? И – интернет. И – магазин книжный в двух шагах от дома.

Все инстанции я обежала минут за двадцать – не больше. Сама удивилась, что так быстро.
Ещё полчаса ждала, когда в отделе кадров пройдёт обед. Так-то я ждать не люблю. Но в этот раз ожидание было – и к лучшему: за это время успел закончиться не только обед, но и ливень на улице.

P.S. Во всей этой суете проморгала день летнего солнцестояния. Вчера спохватилась: когда же он будет? А он уже был. Прошёл мимо меня.
P.S. Про футбол – это будет отдельная песня. Когда-нибудь.

19:39 

Ежедневник.

Лицо, сочувствующее правосудию.
В пятницу на моём внутреннем календаре была суббота. Субботним утром, соответственно, воскресенье. Всё логично! Днём оказалось, что так оно – только на моём внутреннем календаре, а на общепринятом – слегка иначе.
Это – ещё что. Вот на папином календаре вчера утром был месяц май.
Так и живём.


Воскресенье – то был чудесный день. И сам по себе, и потому, что я провела его в компании моей дорогой Насти.

Идём по улице мы. А навстречу нам – тучная женщина средних лет. Ничто, как говорится, не предвещает. И тут – вдруг. Поравнявшись с нами, эта женщина спрашивает у меня:
– Простите, а вы, случайно, не та девушка, которая живёт в нашем подъезде?
Формулировка – авторская. И, согласитесь, она прекрасна.
Отвечаю, что: если вы живёте в этом районе, то – точно нет.
Нет – так нет.
– Просто вы с этой девушкой так похожи!
Ну, как похожи…
Девушке той, по словам этой женщины, «лет четырнадцать… может, шестнадцать». Она носит другую причёску. И одевается в другом стиле.
– А я ещё думаю: как сильно вы изменились за лето сутки!
Думает она! Прекрасная, прекрасная женщина.

Прогулялись до Парка Культуры, а оттуда – до Нового Арбата.
Набрели на идеологически верную ярмарку. Почему – идеологически верную? А потому, что там, помимо всего прочего, торговали бабочками. Теми, которые – галстуки. Bowties are cool! Если вы понимаете, о чём я.
В продолжение темы Доктора Кто. Заглянули в Дом Книги – обнаружили в тамошнем отделе иностранной литературы целую уйму книг о Докторе.
В продолжение темы книжных магазинов. А в «Республике» мы обнаружили китайскую «кошку счастья». «Кошка счастья»! «Слепой банкир»! Весело жить с ассоциативным мышлением, да.

Я не знаю, на кой мне понадобился справочник по физике (!) для школьников (!). Но я сняла его с полки, раскрыла наугад. А там – первая космическая скорость. А у меня – истерика.
Просто до того момента я считала, что «первая космическая скорость» – это сугубо идиоматическое выражение. Синоним понятия «очень быстро», ага. И более – ничего.
У кого в аттестате красуется «пятёрка» по физике?..
Когда мне в следующий раз захочется глубоких душевных потрясений – я просто открою учебник по физике за десятый класс.


Почти весь вчерашний день я просидела дома. Вернее – провалялась трупом. Потому что – погода. Я всегда подыхаю в предгрозовые часы, а вчера ливень в наших краях начинался раз шесть.
Выползла в люди лишь к ночи поближе. А на улице – холодно. Холодно – это в свитере и плаще. Вот такое суровое русское лето. Впрочем, пусть лучше так, чем – плюс тридцать пять.

Лучшая новость этого дня: вот получу свой диплом - и уеду во Францию.
А, если к тому времени, когда я там собралась уезжать, мне его ещё не отдадут, - уеду всё равно. А за дипломом приду через 74 года, ага.

19:50 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Надо мне было вчера вечером попасть на Маяковскую. И решила я – раз уж есть время, да и погодка шепчет – туда не поехать, а прогуляться: через Замоскворечье и Красную площадь. Прогулялась, ага.
Вечер вчерашний был не простой, а выпускной. Но я-то об этом не знала!

Половина десятого. Красная площадь. Перекрыта. Внезапно! С чего бы это? Я узнала из разговора прохожих. Если бы не они – я бы и дальше не знала ни про какой выпускной вечер.


Кстати, о прохожих.
Попросил меня один товарищ сфотографировать его на мосту – на фоне Кремля:
– А то живу в Москве уже восемь лет, а на фоне Кремля ни разу не фотографировался.
Прим. автора. Я вот живу в Москве всю свою жизнь. И тоже – никогда не фотографировалась на фоне Кремля.

Другая девушка практически аналогичную просьбу объяснила следующим образом:
– А то же (без соответствующей фотографии) никто не поверит, что я тут была!
Аргументация – не шуточная; абсолютно серьёзная.
Сфотографировала. Посоветовала перестать общаться с людьми, которые не верят ей на слово.


Вообще, не зря я вчера пошла именно этим путём, хоть он в итоге и оказался из серии «лёгких путей мы не ищем».
Кремль вчера – на фоне свинцовых грозовых облаков – выглядел потрясающе. То есть, он всегда выглядит потрясающе. Но ради вчерашнего вида стоило прогуляться.
А прогуляться пришлось. Несколько дальше и дольше, чем я собиралась. Ведь перекрыта на время празднеств была не только сама Красная площадь, но и её окрестности.

Ещё – о дорожно-транспортных неурядицах.
Гулять по Пятницкой улице нынче особенно весело: она сейчас раскурочена во имя ремонта и выглядит… соответственно: как пересечённая местность. Ею, в сущности, и является. А вы знаете – как я люблю пересечённые местности.

За весь вечер не встретила в городе ни одного выпускника. Они все попрятались от меня, да?

Минутка абсурда на нашем канале. Девятого мая салюта на Красной площади не было. До сих пор интересно – но почему? А вчера – был: выпускной же, праздник!
Салют, кстати, был очень красивый.

20:41 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Кто теперь - магистр? Я - магистр. Безымянного ордена =)
Сейчас это "магистр" звучит не столько гордо, сколько - очень смешно.

Позавчерашний день в одной фотографии:



Почерк того, кто писал постановление! Пунктуация! Точнее, её отсутствие.
Дату защиты проставить забыли. (Поставили только на одном развороте из двух).
Поставить свою подпись там, где надо на специально предназначенной для неё строчке? Ну, невозможно же.

Оценка: отлично.
Кстати, оценки в зачётке тоже нет. Действительно – зачем?

Всё - не слава богу =)

Лично я за защиту не волновалась совсем. За недавний экзамен я не волновалась тоже. Я со спокойной душой шла его заваливать. А вот мои однокурсники – волновались. Ладно – экзамен, но за защиту-то что волноваться?..
Куда больше, чем мы сами, за нас волновалась секретарь экзаменационной комиссии – огромное ей спасибо за моральную поддержку!

Мы с моей однокурсницей Викой пришли на защиту в платьях в пол. Александр пришёл на защиту в джинсах.
Моя научная руководительница не пришла на мою защиту. А зря – пропустила такое веселье! Научный руководитель Ирины с кафедры ТГП на её защиту не пришёл тоже.

Я считаю, что мне очень повезло с научной руководительницей.
Ну, и что - что она не помогала мне работать над диссертацией? Главное, что – не мешала. Большое ей за это человеческое спасибо.
А всячески помогала мне наша замечательная ЗавКаф. Ей за это спасибо вот просто нечеловеческое.

Что – на недавний экзамен, что – на защиту…
Пришли мы – и разверзлись небеса, и грянул гром. Картина маслом: «мироздание природа не одобряет».
Что – экзамен, что – защита…
… Начинались с починки имеющихся в аудитории окон своими руками.
В аудитории, где проходило всё это счастье, уйма окон. Сплошные окна. Обычные стеклопакеты. И хоть бы одно из них закрывалось! И – хоть бы у одного была ручка. Но – нет. Ручки все выломаны с корнем. Тому, кто их выломал, руки бы выломать за это.

Полчаса до часа Икс. Мы ещё не защитились (и не факт, что сейчас защитимся), но уже интересуемся – где и когда забирать дипломы. Мы – молодцы, да.
А знаете ли вы, что: если вы не заберёте свой диплом вовремя, он будет ждать вас храниться в университете в течение 75 лет.
Вот взять теперь – и прийти за дипломом через 74 года!

Пять минут до защиты.
Кто помнит, как называется тема его диссертации? В смысле – точную формулировку. А вот – никто! То есть, я не одна такая.
По следам защиты.
Если вы не помните, как именно называется тема вашей диссертации – это ещё не беда. Это вообще не беда. Беда – это когда тема вашей диссертации не соответствует вашей специальности/специализации. Да, и такое бывает. Нет, не у нас. На соседней кафедре.
Не та тема работы. Не тот объём. Всё это не смутило научного руководителя девушки с кафедры гражданского права. И того, кто допустил эту девушку до защиты, это всё не смутило тоже.
Кого смутило – так это комиссию. Ох, какой скандал разыгрался по этому поводу!

Цитаты великих людей. О том, почему мы не готовились к экзаменам и защите – и правильно делами.
– Какую-нибудь глупость я и без подготовки сморожу! Я и с подготовкой её сморожу наверняка – несмотря на подготовку.
А если нет разницы, то… ну, вы понимаете.

Вдогонку к посту про госэкзамен.
Приди на госэкзамен @ Познакомься со своими однокурсниками
Ну, с теми из них, с кем раньше была не знакома.
Мои однокурсники – теперь я знаю их всех! Ура! Это моё главное учебное достижение за эти два года, ага.

01:46 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Как удачно мы с Катериной выбрали день для прогулки! Суббота – то был единственный не дождливый день на прошлой неделе.
А вчера в наших краях был сильнейший ливень. С градом. Вот такое плохое лето, ага.

А ещё в наших краях за прошлую неделю случилось два крупных пожара. И это – только те, которые я видела своими глазами.
Сегодня чуть не случился третий. Опять же – при мне.
В общем, где происшествия – там я дожди нам тут очень кстати, на самом деле.

Плюс пятнадцать и пасмурно, но без дождя. Было. Сегодня днём. Мне одной, да, такое «плохое» лето нравится куда больше хорошего – жаркого?


Сегодня моя диссертация попала в переплёт. В буквальном смысле слова.
Бедная моя диссертация!

Я хотела, чтобы обложка моей диссертации была бордовой. Сказала об этом сотруднику университетской типографии. Тот ответил: сейчас сделаем.
А теперь – угадайте: какого цвета обложку мне сделали? Правильно: синего.
Ну, ошиблись слегка. Подумаешь!

Это – раз.
И – два. Что написано на обложке моей диссертации? Ничего! Нет на ней никаких опознавательных знаков.
Так – только у нас: магистров. У всех нормальных людей остальных выпускников на обложках их выпускных работ написано – что это, собственно, за работа (ну там: диплом, диссертация и т.д.).

Казалось бы, мелочи. Но…но.

А ещё сотрудники нашей типографии не дружат с русским языком. (И с Word’ом тоже не дружат). Доказательством тому – инструкция по оплате их услуг.



Про завтрашнюю (уже - сегодняшнюю) защиту.
Делайте ваши ставки, дамы и господа: придёт ли на это прекрасное мероприятие моя научная руководительница?
Поговаривают, что может и не прийти.

Из хорошего. Только я вам тут сказала о том, что от меня скрывают отзыв и рецензию на мою диссертацию, как мне их, наконец, показали. Они – прекрасны.
И – да, я угадала, из какой организации будет рецензия. Дедуктивный метод – наше всё.


И – ещё. Не про учёбу.
Я одна, да, смотрю чемпионат мира по футболу? Вместо того чтобы готовиться к защите.
Просто когда-то – давным-давно – его в моём окружении смотрели все; поголовно. А теперь… жизнь здорово изменилась "за лето".

17:56 

Госэкзамен.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Я сдала его. Ещё во вторник (а рассказать вам об этом руки дошли только сейчас, эх). На отлично.

Как это было.

Я прочитала список вопросов. А ещё – целых восемь страниц чужого учебника по уголовному процессу, пока дожидалась начала экзамена. На этом моя подготовка к экзамену закончилась.

Самое сложное на экзамене – это заполнить «шапку» черновика.
Из того, что в ней требовалось указать, все-все-все знали только свои ФИО и номера своих билетов. Ну, хоть что-то.
Кто-то (и я – в том числе) не знал – какое на дворе число. Вообще никто не знал (либо не помнил точно, что, в сущности, то же самое) номер своей учебной группы. (Пришлось выспрашивать это у экзаменаторов).
Совсем молодец в этом плане мой однокурсник Саша. Он не знал даже: какой предмет мы сдаём.

Не знаешь чего-то – спроси. Вот он у меня и спросил в начале экзамена:
– Какой предмет мы сейчас сдаём?
На полном серьёзе спросил. :facepalm:

Мне в кои-то веки достался хороший билет. Очень-очень хороший.

Нам несказанно повезло с комиссией: люди в комиссии были сплошь адекватные и доброжелательные. Сдавать экзамен по любимой специальности адекватным людям – одно удовольствие.
Экзаменаторам, в свою очередь, повезло с нами: со всего нашего курса только один человек ответил НЕ на «отлично». Угадайте – кто именно. С одного раза.

В грядущий вторник – защита. И, чует моё сердце, она будет весёлой.

У меня через три с половиной дня защита, а я:
– До сих пор не отдала свою диссертацию в переплёт. (Отдам в понедельник).
– Понятия не имею: кто мой оппонент, и что этот человек думает о моей диссертации. От меня это скрывают. Серьёзно! А что о военных тайнах знаете вы – да, опять.
Уважаемый мой оппонент! Я вас не знаю, но я вам сочувствую.
Видимо, завкаф ему сочувствует тоже. Поэтому и скрывает от меня его личность.

– Отзыв научной руководительницы на диссертацию? Нет, не видела. Но знаю, что он существует в природе. И, думаю, он – хороший.

Зато!
Я купила к защите красивое платье.
И почти дописала защитную речь.
Вот.

11:25 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Всего лишь через неделю после того, как нам сообщили об этом, я узнала – когда у нас ГОС и защита.
В учебную почту надо заглядывать чаще, ага. (Будь моя воля – век бы туда не заглядывала).
Человек, который назначил экзамен на два часа дня, ты – человек! А вот те, кто назначает экзамены на ранние часы, – просто изверги.


Диссертация: как это было. Год – две тысячи четырнадцатый.

Задача.
Дописать диссертацию к середине марта. Дописать и отправить научному руководителю: на проверку.
Объём диссертации – не более 100 листов.

Решение.
Угадайте, кто (из всех магистрантов нашего факультета) дописал свою диссертацию к середине марта? Правильно – никто.

Первые числа мая.
Я думала: я одна до сих пор не дописала эту несчастную диссертацию. Наивная я!
Спустя пару дней я её дописала.
Спустя пару дней оказалось: я единственная, кто уже её дописал.

Июнь. Двенадцать дней до защиты.
Я по-прежнему единственная на факультете, кто уже дописал свою диссертацию. Я – молодец! Мои однокурсники – молодцы ещё большие, я считаю.

Почему надо делать всё в самый последний момент? Чтобы не пришлось переделывать.
«Не пришлось» равно «было уже невозможно чисто физически».

Отправить диссертацию на проверку научному руководителю?
Отправлять диссертацию на проверку своему научному руководителю – это слишком банально и скучно. И это не только моё мнение, но и моей научной руководительницы. И нашего начальства, кстати, тоже.
Итог.
Девять дней до защиты. Моя научная руководительница понятия не имеет, что представляет собой моя диссертация. Она её в глаза не видела. Никогда. Вообще. Кроме первых двух странц. И неизвестно, когда увидит, ага.
Кроме меня самой, на данный момент мою диссертацию видел только один человек во Вселенной – то самое начальство. А что о военных тайнах знаете вы?..

"Не более 100 страниц", говорите? Естественно, в 100 страниц я не уложилась. Да, для меня это естественно - игнорировать дурацкие правила.
В своё оправдание скажу: я честно пыталась. В какой-то степени - даже успешно. Двенадцатым шрифтом у меня получилось 95 страниц. И всё бы - прекрасно. Да только вот шрифт по ГОСТу должен быть - четырнадцатый. И так - каждый раз.
Что странно: сократить работу меня не попросили - утвердили как есть.
Ни одной правки по сути работы, кстати, не было тоже. А теперь - и не будет уже. Но это как раз совсем не удивительно.

А что знаете о военных тайнах вы – 2.
– Как называется тема твоей диссертации? – периодически спрашивают у меня люди.
А я… а что – я? Я точную формулировку так до сих пор и не знаю. В смысле: не помню. Я стёрла эту информацию со своего жёсткого диска, ага.
Когда признаюсь в этом собеседникам – они так удивляются.

05:25 

Дураки и дороги.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Без десяти пять утра. По мнению местных коммунальщиков: самое время для шумных дорожных работ.
Дорога, которую ремонтируют, пролегает под окнами жилого дома. (Нет, не нашего).
Чтобы вы понимали – насколько эти работы шумные: шум, порождаемый ими, слышен за 200 (если не больше) метров через закрытые окна (хорошие стеклопакеты).

Дворовую дорожку под нашими окнами эти умельцы (либо их братья по разуму) ремонтировали воскресным утром. Часов так с десяти. Поправка от мамы: с восьми. Грохот стоял такой, что - ни в сказке сказать.

Доброе утро, страна!

P.S. Я не сплю не уже, а ещё.

19:02 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Во вторник виделись с Танечкой. И не просто виделись, а ходили ловить человека. Не преступника, нет, но…
А давайте-ка обо всё по порядку!

Я засобиралась на улицу – на улице начался сильнейший ливень. С громом и молниями – в лучших традициях жанра.
На моё счастье, к тому моменту, как я вышла из дома, этот «апокалипсис сегодня» уже закончился. Ну, почти.

Бегу по Чистопрудному бульвару, а на бульваре, тем временем, - небольшой пожар.
Горело одно из тамошних деревьев. Горело - странно: огонь вырывался из дупла в стволе. С учётом того, на какой высоте (довольно большой) располагалось это дупло, горящее дерево выглядело как факел. И тушили его мчсовцы тоже странно: не столько тушили, сколько - пытались спилить. Где ключевое слово - пытались.
Ни дня без происшествий в моей жизни, короче.

Я обещала нагрянуть к Тане на работу? Обещала. Неоднократно. И вот – нагрянула, наконец. Теперь я знаю, какое оно – подземелье, где Таня работает. В смысле – офис. Прекрасное место, кстати.

Ах, да. Человек, которого мы ловили.
Тане сказали: в определённое время в назначенном месте вас будет ждать некий Сергей. И всё бы – ладно. Но! На поверку этот «Сергей» оказался милой девушкой.
Нет, не в том смысле слова. Просто Сергей явиться на встречу не смог, и девушка пришла туда вместо него.

Обычно туфли в самом разгаре прогулки внезапно ломаются у меня. Хорошо хоть – не вместе с ногами.
В этот раз в роли Золушки была Таня.
Дурной пример заразителен, да.

Есть на свете такая «Песня военных корреспондентов». «С лейкой и блокнотом». Шли сквозь огонь и стужу военные корреспонденты из этой песни. Благодаря Тане, эта песня уже никогда не станет для меня прежней.
Идёт сквозь огонь и стужу человек с лейкой и блокнотом. Вот вы себе это как представляете? Идёт сквозь огонь и стужу человек с фотоаппаратом «лейка» и блокнотом. Верно? Вот и я до вторника это себе представляла именно так.
А во вторник Таня открыла мне новое видение этой ситуации.
И теперь я тоже её – ситуацию, а не Таню – вижу так. Идёт сквозь огонь и стужу человек с лейкой. Обычной. Садовой. Железной такой. И с блокнотом.
С садовой лейкой и блокнотом – это вот я бы таким корреспондентом была.

Корреспондентом я в этой жизни, кстати, уже была. Не военным (увы), зато – весьма неплохим.
Вот.

16:13 

Ночь музеев и не только.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Все будние дни из прошлой недели я провела в чертогах разума. А выходные, считая нынешний понедельник, – в бегах. Это – к вопросу о причинах моего молчания.

Хорошая новость: мне больше не надо писать эту-несчастную-диссертацию. Потому что в субботу я дописала её. Наконец-то!
Шестьдесят семь листов текста на тему. За неполные (сильно неполные) сутки плюс три часа. Когда речь идёт о бестолковой (читай: неприятной) работе: чего не сделаешь, лишь бы в будущем этого делать больше уже не пришлось.

Сделал дело – гуляй смело. Сразу после того, как моя диссертация отправилась по известному адресу (прямиком к научной руководительнице), сама я отправилась гулять вместе с Кейт.

Ночь с субботы на воскресенье – это в наших краях была ночь музеев. Ночь музеев в наших краях – это, конечно, такая ночь. Начинается в шесть часов вечера, завершается в полночь. Тот неловкий момент, когда полночь – это для кого-то уже ночь. Я уж молчу про шесть часов вечера…
Интересно, когда-нибудь эта ночь станет действительно ночью? Когда-нибудь в эту ночь музеи будут работать, вы уж простите за тавтологию, всю ночь напролёт? Это было бы здорово.

Итак, ночь музеев. По этому поводу мы с Кейт решили сходить… вы не поверите, но – в музей. Дарвиновский. Если вы когда-нибудь ходили в музей в ночь музеев – вы знаете, почему ходить туда в эту ночь лучше не надо. Мы знали. И благоразумно пошли туда днём, до начала всеобщего ажиотажа.

Запрещено разговаривать с незнакомцами.
Каждый год тридцать первого декабря…
Вот уже третий год кряду я в ночь музеев оказываюсь на Патриарших прудах. Неизменно – в хорошей компании. И обязательно с нами там в эту «ночь» заговаривают незнакомцы.

Шли мы с Кейт по Тверской. Путь наш лежал на Арбат. Ничто не предвещало беды. И тут вдруг.
Кейт резко останавливается, тыкает пальцем куда-то вправо и вопрошает:
– А Москва у нас там, да?
Магазин книжный «Москва». Тот, который напротив библиотеки имени Ленина. Она про него спрашивала. То есть, вопрос был вполне адекватный, но…
Просто представьте себе картинку. Человек стоит супротив Красной площади. В двух шагах от неё. Буквально. И вопрошает вот это. В такой формулировке.

Кстати, про Москву. Ту, которая – книжный магазин. (Мы, разумеется, заглянули туда).
Кейт купила там одну замечательную книгу… и подарила её мне. Мол: поздравляю тебя с прошедшими днями рождения, ну, с теми, с которыми не смогла поздравить вовремя. Ы-ы =)

Кто-то провёл ночь музеев культурно. А мы – мы сходили в кино. На мелодраму. О, боже... Зато – ночной сеанс.

А в четыре утра мы случайно узнали о том, что Парк Горького работает круглосуточно. (Мы-то думали: на ночь его закрывают). Узнали и (ну, конечно же) пошли проверять: так ли это на самом деле. Вперёд и с песней, ага.
Песня была вот эта.

А потом – эта.

А потом – ну, вы поняли.
Наушники? Нет, не слышали. А ещё кое-кто любит перекрикивать включённый на полную громкость плеер подпевать плееру. Моим простуженным голосом только такое и распевать на всю улицу, да.

Насчёт парка – всё так, как написано на его сайте. По ночам он открыт. И тут «люблю гулять по парку @ в три часа ночи» заиграло новыми красками!

Половина шестого утра. Парк Горького.
Идут по парку два молодых человека. Один из них искренне недоумевает:
– Вот что можно делать в парке в половине шестого утра?!
Действительно…

17:36 

Мир, труд, май.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Разведка донесла, что…
В Стамбуле по случаю первого мая народ громил город. Без особого фанатизма (и, как следствие, без особых успехов) и всё же. Отколупывали плитку от тротуаров, били витрины. Другой народ aka полиция перекрывал дороги и закрывал до лучших времён метро.
Весело-весело отметили турки первое мая, короче.
А как провели первые майские вы?
Лично я – тоже весело-весело, хоть и без разрушений. Зато – с жертвами! *Демонический хохот за кадром*

А вторые майские я провожу в неравной борьбе со своей диссертацией. Только что вот добила субъектов доказывания в уголовном процессе. Абстрактных, если вдруг что. В смысле – параграф про этих несчастных субъектов. В свою очередь, эти субъекты добили меня. В том числе, и в прямом смысле этого слова: в самом разгаре научной работы я разболелась. И теперь я борюсь не только с научной работой, но и с простудой.
Диссертация меня уже добила. Но – ничего! Уже совсем скоро я отвечу ей тем же. (Да, я всё ещё на это наивно надеюсь).

А о том, что на Красной площади в этом году не будет праздничного салюта, разведка меня не предупредила. А зря!
Представьте себе моё удивление, когда 9 мая в назначенный час я, устремив свой взор в небо над Кремлём, не обнаружила там никакого салюта.
Почему, кстати, его не было? Вдруг кто знает.

07:50 

Meanwhile in Moscow…

Лицо, сочувствующее правосудию.
На дворе, если кто вдруг не в курсе, седьмое мая. А у нас – Новый Год! Снегопад, в смысле. Сильный такой. Снежинки - крупные-крупные.
А у вас?
Одним словом – доброе утро!

Кстати, про утро. Сегодня был очень красивый рассвет. Очень-очень. Лилово-оранжевый. На фоне серо-голубого неба.

18:24 

Как незаметно прикрыть дыру в пространственно-временном континууме?

Лицо, сочувствующее правосудию.
В воскресенье в кои-то веки увиделись и замечательно погуляли с Ваней.

С утра пораньше пошли на фестиваль «Паро-парк». От «Дмитровской» до места проведения фестиваля идти было минут пятнадцать. Мы шли два часа, если не дольше. А всё – почему? Потому что: «веди нас, Сусанин». А в роли Сусанина – я. А у меня – Google-maps в голове. Не работают ни черта – выходной же. Да, у мозгов ментальных карт города выходные бывают тоже, оказывается. Как результат: всего час блужданий по рельсам и шпалам, и всяческим закоулкам – и мы… нет, не на фестивале. Мы – незнамо где. Впоследствии это «незнамо где» оказалось районом «Марьина роща».

Как незаметно прикрыть дыру в пространственно-временном континууме?
Пока я лихорадочно соображала – и как же, Ваня подарил мне блокнот с такой надписью.
Ы-ы-ы))) Спасибо огромное! =)
Как узнаю ответ на этот вопрос – запишу его в этот блокнот.

На этом подарки того дня не закончились. Дорожно-транспортные приключения – тоже. Впрочем, давайте обо всём по порядку.

Вообще, приставать к прохожим с вопросом «как пройти…» – неспортивно. (Так же, как пользоваться картами). Но мы всё равно приставали. То есть – приставал Ваня. А я со своей социопатией наблюдала за процессом со стороны. Так вот. Один из тех, к кому мы обратились за помощью в поисках пути истинного, подарил мне красную розу.
(И если блокнот с замечательной надписью на обложке я в какой-то момент всё-таки додумалась спрятать в сумку, то розу весь день так и таскала в руках – её-то в сумку не спрячешь).

Говорят, возвращаться – плохая примета. Но я-то в плохие приметы не верю.
Возвращаемся к «Дмитровской». Идём оттуда на фестиваль, дубль два. На этот раз – идём в правильном направлении. А навстречу нам идут двое смелых. Угадайте – куда же они идут? Правильно, тоже на фестиваль. Хорошо идут, да.

В конечном итоге, до фестиваля мы всё же дошли. Мы – молодцы!
Итак, фестиваль.
Кое-что интересное там, несомненно, было. Но я, честно говоря, ожидала большего. В том числе, по масштабу. Кстати, всё интересное смотрелось бы куда лучше, если бы не беда с организацией пространства. Большая-большая беда.
Отдельной строкой – попытка организаторов (?) фестиваля пообщаться со сцены с гостями мероприятия. Знаете, как эта перекличка с периодическим вскидыванием рук в едином порыве выглядела со стороны? Как митинг. Не очень хороший митинг, если вы понимаете, о чём я.

Одного культурного мероприятия на день нам оказалось мало, поэтому во второй половине дня мы пошли в Планетарий.
Планетарий для меня – это какое-то заколдованное место.
Однажды я уже пыталась сводить хорошего человека в планетарий. Я думала, что знаю – куда надо идти. Больше того – у нас была при себе карта: обычная, не ментальная. Итог: мы дошли туда от «Баррикадной» часа за полтора где-то. И то – спасибо прохожим. Если бы не они, мы бы тогда не дошли туда вообще.
Казалось бы, со второй попытки всё должно было быть лучше. Но – нет.
Не сказать, чтобы я хорошо помнила, куда надо идти. Я стёрла эту информацию со своего жёсткого диска, как излишне травмирующую, ага. Что я знала наверняка, так это – куда идти точно не надо. И пошла не туда. Предполагалось, что это будет «не туда, куда точно не надо», но при этом – туда, куда надо. Оказалось – просто не туда.
Сколько же подозрительных личностей бродит вокруг да около московского Белого Дома…
И снова: за то, что цели своей мы в итоге достигли, спасибо добрым прохожим.

Кажется, в тот вечер в большом звёздном зале я была единственной, кто не спал во время «Возвращения к звёздам».
Кстати, о звёздах. But it’s a solar system! О том, что Солнце – это звезда (а не просто «ну, Солнце и Солнце») я узнала в тот день, когда мне исполнился двадцать один год.
«Звезда по имени Солнце»? Нет, выражение это я слышала и до того дня. Просто до того дня я считала его сугубо образным.

Возвращаясь в день нынешний. Точнее – позавчерашний. К нашим зло… приключениям.
Ваня неоднократно говорил мне: посмотри, как на нас смотрят люди. Я смотрела. Люди смотрели… да никак они не смотрели. Вот и отлично! А что – должны были как-то смотреть?
Идём мы. У меня в руке красная роза.Заметьте: роза - не пистолет. Потому и смотрели, утверждает Ваня.
Ну… Если кто и смотрел, клянусь чем угодно – я этого не заметила.

А теперь – финиш.
Вечер. Метро. Разглядываем схему станций, дабы решить – куда ехать. И тут вдруг, как говорится. Подходит к нам некий товарищ и начинает убеждать меня в том, что Ваня меня любит, и мне следует ответить ему взаимностью.
Здрассте, приехали, называется.
Занавес.

16:57 

Hey, I'm alive.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Убила две пары туфель. Дважды старательно умирала сама. Нашла труп (настоящий). Стала причиной переполоха на борту самолёта.
Каникулы удались, одним словом.

Про переполох. И про труп.

Не я одна в этот раз возвращалась домой с дорожно-транспортными приключениями-происшествиями. И это ужасно, поскольку всё – из-за меня.

Лежит безжизненное тело на нашем жизненном пути.
«Police line – do not cross». Лента с такой – чрезвычайно милой моему детективному сердцу – надписью была протянута вдоль тротуара на via Cola di Rienzo. Но труп я нашла не там. Труп я нашла по дороге в аэропорт. Настоящий такой человеческий труп, прикрытый простынкой. Печально лежал на этой самой дороге.
Дорогое Мироздание как бы намекало...

Небо. Самолёт. Девушка.
В салон самолёта я не вошла – я ввалилась. Буквально. Мой организм – молодец. Нашёл время и место изобразить обморок.
Экипаж этим самым перепугала просто ужасно. Бедные люди! Они там, наверно, все дружно перекрестились, когда в пункте назначения я покинула их самолёт и даже – относительно живая. Наверняка. Тысячи им от меня извинений. И тысячи благодарностей за всё хорошее. Помимо тех, что я им наговорила на месте.

Самое время сказать.
Я летела домой, да. В общем и целом. Но – не совсем. Ибо – впервые в собственной жизни я летела домой с пересадкой. Зачем? Потому что раньше я никогда так не летала. Интересно было попробовать, в общем.
Попробовала, ага.


Про Сербию.
Ох, и много же жаждущих улететь в Белград отыскалось тем утром в Шереметьево. Аж тридцать семь человек. (Да, я считала). Плюс – экипаж Аэробуса. И – всё.
Внезапно: сербские авиалинии восхитительны!

В этом году в Сербии:
1. Был распущен парламент страны.
2. Прошли досрочные выборы (в этот самый парламент). Прошли – недавно совсем. Шестнадцатого марта.

Я не знала об этом до приезда в Белград. И не знала бы дальше. Но – агитация. Она в Сербии нынче на каждом шагу.
Агитация – значит: выборы. Внезапно!
Выборы – так выборы. С кем не бывает.
Я всего лишь хотела узнать: и когда же? Когда эти выборы состоятся. Пошла выяснять и ТУТ ВДРУГ.
Здрассте, приехали... В страну, где давным-давно ничего не происходит. Дубль - я уже сбилась со счёта который.

Ах, сколько нам открытий чудных – 2.
Место действия: Ватикан.

Рим – скучный город, вообще-то. Ну, сам по себе. Нет, правда.
Но это не проблема, когда ты - ходячая катастрофа. Когда ты катастрофа ходячая, у тебя масса других, куда более странных проблем.

Криминальная хроника.

А ещё…
Как-то раз я демонстративно нарушила... режим некого режимного объекта, так скажем. Чтобы привлечь к себе внимание охраны этого объекта. Чтобы, когда эта охрана примчится ко мне, спросить у неё - как пройти... практически "в библиотеку в три часа ночи".
В один прекрасный день я полезла на купол собора святого Петра. И да, это тоже драматическая история.
Я покаталась на римском метро. Я спустилась в метро – метро остановилось. В смысле: поломалось. Уже – замечательно, я считаю. А вообще, это – не метро; это – ужас какой-то, по большей части.

Вообще, мне столько всего хочется вам рассказать. Но прямо сейчас - сил моих нет. Поэтому всё - чуть позже.
И да, я очень соскучилась.

My life, my game, my rules and I'm the winner, of course.

главная