• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:08 

Египетские похождения. Часть первая. Через тернии - в Каир.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Другой континент. Мусульманская страна. Вечер. Темнеет. Пыльная кафешка в не самом благополучном районе курортного города. Человек, с которым вы познакомились пять минут назад и который при встрече первым делом настоятельно попросил вас не сообщать никому о вашем знакомстве, предлагает вам следующее:
- Приходите сегодняшней ночью, ровно в час сорок пять чёрт-знает-куда. Там вас будет ждать автобус, который отвезёт вас в Каир.
Что за автобус – не уточняется. Явки-пароли не называются.
- Только не говорите, пожалуйста, никому – куда едете.
Что вы ответите?
А при условии, что вы – девушка, которая путешествует одна?
Я ответила, что согласна.

Двумя с половиной часами ранее.

И вот, что из этого получилось.
Продолжение следует.

16:53 

Ночь мюзиклов.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Совершенно внезапно случилась с нами в субботу. А ещё случилось много всего забавного и кое-что совершенно чудесное.
Впрочем, обо всём по порядку.
Не успели мы с Кейт войти в «Художественный», как милая женщина в платье а-ля «мешок из-под картошки» и с бутылкой чего-то неопределённого в руках тут же предложила нам выпить и мальчиков. А потом – не заметив в нас должного энтузиазма по поводу своих предложений, по видимости, – и девочек. Началось в деревне утро, то бишь – вечер.
Чуть позже нам предложили купить жемчужные бусы. Попросили хлеба. И я почувствовала себя снова-в-Египте.
А уже перед самым началом показа я углядела в толпе ценителей прекрасного очаровательную Юлечку и её не менее очаровательных подруг. С Юлей – чтобы вы понимали эпичность момента – мы честно, но безуспешно пытались встретиться добрых три года. И я знала – знала! – что обязательно встретимся там, в кинотеатре.

А теперь про кино. Вы ведь заметили, да, что обычно в рассказе про кино, собственно, кино у меня занимает последнее место? Смотрели мы «Отверженных», «Призрака Оперы» и «Чикаго». Из которых лично я видела ранее (и знаю наизусть) лишь последний.

«Отверженные»

«Призрак оперы».

«Чикаго».

18:24 

Home, sweet home.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Едва вернувшись из одного путешествия, я тут же подписалась на другое. Правда, я молодец?
Осталось только заполучить нужную визу, дождаться каникул – и будет мне Скандинавия да Прибалтика. И прекрасный корабль в придачу.

Потом я впервые в этом году заглянула в родной университет – узнать расписание занятий на грядущий семестр и не только.
Расписание не узнала. Его ещё нет потому что. И даже не намечается. Ну, и правильно! Зачем нам какое-то расписание? Нам и без него неплохо живётся.
Остальных важностей не узнала тоже - было банально не у кого.
Зато обнаружила страшное: у меня, как я и опасалась, ни одной четвёрки за прошлый семестр. Одни двойки, ага. В смысле, пятёрки. Но двойки поражали бы меньше.

Сегодняшний день у нас, хоть и внезапно дождливый, но всё равно замечательный. А ночи не будет - будет музыка. Точнее, ночь мюзиклов в «Художественном».

17:31 

I'm alive. Let's have dinner.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Я вернулась: живая, здоровая и страшно довольная жизнью в целом и едва завершившимся путешествием в частности.
Чуть больше недели – а по ощущениям: полгода, не меньше - я колесила по Египту и, в результате, объехала почти всю африканскую часть страны. Потрясающее получилось путешествие. В прямом смысле слова.
И да, кстати, это была моя первая самостоятельная вылазка на другой континент.

За семь с половиной суток скитаний по Африке без перерывов на сон и еду я:
Побывала в Хургаде, Каире, Гизе, Луксоре, Эль-Гуне, на коралловых (и не только) островах, а также во множестве маленьких городков, некоторые из которых неофициально закрыты для посетителей.
Покаталась (в том числе, звёздной ночью и со скоростью под, если не за, двести километров в час) и погуляла по Аравийской пустыне и совершенно влюбилась в это чудо природы.
Полазала по горам.
Познакомилась с бедуинами.
Покаталась на верблюде - что удивительно, безо всяческих жертв.
Поплавала на яхте по Красному морю наперегонки с дельфинами и мелкими рыбками.
Дважды переплыла на кораблике Нил.
На Банановом острове встретилась с крокодилом. А на въезде в Каир – с танком.
Философски пообщалась за жизнь, кажется, со всеми неадекватными жителями Египта.
Побывала в Каирском музее археологии и на многострадальной площади Тахрир.
Поглядела на пирамиды и Сфинкса. Залезла вовнутрь гробниц из Долины Царей.
Пожила в настоящем средневековом замке – вот что бывает, когда вместо того, чтобы поехать в заранее выбранную гостиницу, просишь первого попавшегося таксиста отвезти тебя в хороший отель на его вкус. Замок, между прочим, был с привидениями. В смысле, с очень, очень странным персоналом, вечно ломающимися дверными замками и воющими кошками.
Умудрилась замёрзнуть до дрожи в самой жаркой точке планеты. А всё потому, что в точке этой аккурат к моему приезду случилось сильнейшее похолодание – вплоть до чрезвычайной ситуации. А отопления нормального, увы, не случилось. Вот и сидела я в своём замке, закутавшись в зимнее пальто и шарф, – хорошо хоть прихватила эту теплоту с собой из Москвы.
Вызвала, ой, в смысле – видела дождь в пустыне. И миражи.
Зашла как-то вечером в коптскую церковь, а потом – на восточный базар. И ещё на один. Выбралась отовсюду целой и невредимой, как видите.
Совершила два замечательных перелёта по маршруту Москва-Хургада-Москва.

А ещё меня чуть было не пристрелили из автомата (дважды и абсолютно случайно), чуть не отравили слезоточивым газом (в Каире и, опять же, по случайному стечению обстоятельств) и едва не долбанули по голове статуэткой из камня повышенной прочности (вполне намеренно и – как символично! - неподалёку от города Мёртвых).

В общем, отдых удался!

22:51 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Давненько я не читала новости с интересом. А сейчас вот читаю и истерически ржу.
По всему Египту беспорядки: у людей годовщина революции, люди развлекаются.
А теперь угадайте, куда я завтра (даже не верится, что так скоро, если честно) лечу, называется.
И ведь так каждый раз. Каждый. Раз. Ну, почти.

И тут я осознала, что – мне же лететь аж четыре часа. С половиной. Если не дольше.
Тимбукту!
Тому, кто не слышал новый сезон Cabin Pressure, не понять, почему грядущий полёт в Египет стойко ассоциируется у меня со столицей небольшого самопровозглашённого государства на территории Мали.
Послушайте, кстати, кто ещё не, и полёты на самолётах уже никогда не будут для вас прежними.

На этой счастливой ноте хотелось бы… Нет, не пойти, наконец, собираться в дорогу, или просто умолкнуть на время, а обратиться с животрепещущей просьбой к египетским властям. Кхм.
Уважаемые власти! Что бы у вас там сейчас ни происходило, не вводите, пожалуйста, в ближайшее время ограничений на передвижения по стране и, особенно, на въезд в Каир. А то мне позарез надо туда попасть. И не только туда. И я попаду. В любом случае. Просто хочется сделать это законным путём.

Совершенно некстати: мне кажется или от дипломатического паспорта, и впрямь, больше проблем, чем пользы? При условии, что паспорт принадлежит приключенцу.

А теперь – очень кстати. Про сборы в дорогу.
В чемодан вместо платьев и шпилек летят сплошь походные вещи. То, в чём можно пробыть ночь в пустыне, смешаться с толпой, куда-то залезть. Получается не чемодан, а шпионский чемоданчик какой-то.
Ну, какая поездка – такой и багаж.

Понятия не имею – зачем мне страховка: против тех переделок, в которые я регулярно попадаю, она совершенно бессильна. Но, чтоб не завернули на границе, пусть будет.

Поведала папе о своих планах. Папа в недоумении. Я - в предвкушении приключений.
Удачи мне. Да и вам тоже, конечно.
И – до встречи через неделю.
Представляете, тогда на дворе уже будет февраль. А я вот совершенно не представляю.

19:48 

В любой непонятной ситуации - лети на Ближний Восток.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Совсем недавно я радостно собиралась в Мурманск. Потом - на Северный Полюс. Потом не собиралась вообще никуда. Вот до этого самого дня не собиралась. И не собиралась бы ещё долго. Но сегодняшним утром у меня порушились важные планы, образовалась неделя внезапных каникул, случилось обострение авантюризма…
В общем, как-то так получилось, что в следующий вторник я лечу на другой континент. На Ближний Восток - к бедуинам, барханам, восточным базарам и солнцу. Одна, что уже интересно, без гида, чёткого маршрута, инстинкта самосохранения, зато очень красивым рейсом.
Собственно, рейс – бизнес-класс до курортного города - это на данный момент единственное, что в моём путешествии определено абсолютно точно. И рейс этот – вовсе не то, чем кажется. Если вы понимаете, о чём я.

В своё оправдание могу сказать: меня мама уговорила.
Серьёзно. Сама удивляюсь.

19:19 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Прибегаю сегодня домой, захожу в гостиную, чувствую – чего-то там не хватает. Через пару секунд понимаю – чего именно: новогодней ёлки.
Оказывается, пока я пребывала в бегах и делах, мама тихонько разобрала и упрятала новогоднее дерево куда подальше.
Не ожидала я от неё такого коварства. Совсем не ожидала. Не сейчас, так уж точно.
У нас ведь обычно ёлка стоит до победного: до конца февраля, а то и до марта. Стоит себе, никому не мешает, глаз радует. А тут – двадцать второе января на дворе всего лишь, а праздника как ни бывало. Непорядок!


P.S. Даже на площади у метро ёлка ещё стоит, хотя вот её-то как раз обычно убирают быстрее-скорее.
P.S. 2. Хоть доставай нашу ёлку обратно и наряжай по второму разу. Тем более, что у нас - спасибо добрым людям за напоминание - ещё китайский новый год не отпразднованный.

17:46 

А у меня сосед - Радагаст. (с)

Лицо, сочувствующее правосудию.
Точнее, соседи сверху, а ещё точнее – мастера, которые чинят им квартиру и регулярно сбрасывают возникающий в ходе ремонтных работ мусор в воздуховод.
Мусор. Крупногабаритный. Строительный. В воздуховод, замурованный в стену. С седьмого этажа. С ветерком!
Сидишь себе ночью во тьме, с ноутбуком в обнимку, никого не трогаешь. И тут у тебя за спиной раздаётся громкий шелест и треск, который обычно бывает при обрушениях.
Непередаваемое ощущение.

Не меньшие «Радагасты» у нас коммунальщики.
Они ежеутренне счищают с крыши снег. Ну, как счищают… Скидывают огромные глыбы льда с высоты двенадцати-четырнадцати этажей (по три с небольшим метра – каждый) на фанерную крышу пристройки. (Мне искренне интересно, когда эта крыша проломится так же, как в своё время от подобного обращения проломилась крыша моего балкона).
Сопровождается процесс очистки территории от нежелательных осадков эмоциональными воплями друг на друга в мегафон. Воплями на незнакомом мне языке. Языке, который состоит, кажется, из одних только согласных и с утра пораньше звучит как-то не очень дружелюбно.

А ещё есть соседи сбоку – тоже прекрасные люди. Они, когда делали ремонт у себя в ванной, сотворили с тамошней стеной (которая у нас общая и - весьма оригинальной конструкции) что-то такое, что теперь, если я открываю дверь в свою ванную при приоткрытом окне в любой из жилых комнат, то слышу душераздирающее завывание сквознякового ветра. И ладно бы – только я. Но гости же тоже всё это слышат. И время от времени очень пугаются, несмотря на предупреждения, в чём лично мне сложно их упрекнуть.

Вот так и живём. В стране чудес вместо нормального обычного дома.

17:25 

Старый Новый.

Лицо, сочувствующее правосудию.
А давайте ещё немного поговорим про Новый Год. Тем более, что сегодня он снова с нами. Старый Новый Год - праздник как раз для таких потерянцев во времени, как я.

Весело-весело встретим новый год. Встретили, в смысле. Я вот по городу погуляла, на метро покаталась. Кто-то поспал, наконец, что тоже похвально. Кто-то ходил стрелять из винтовки, кто-то – на дискотеку. А кто-то буянил в Париже. А теперь, уважаемые знатоки, внимание – вопрос: а нормально кто-нибудь новый год отметил? Ну, там с шампанским, семьёй, оливье. Или всё-таки нет?
Просто я в глубине души надеюсь, что - нет. Потому что как есть – интереснее.

Читаю сейчас у друзей итоги года. «Место года», «событие года» и всё в том же духе. Я ничего такого не заполняла. А люди вот расстарались.
Читаю и умиляюсь. Потому что там столько общих воспоминаний и радостей!
Вот знаете, найти себе приключений очень легко. Найти тех, кому бы о них рассказать, в общем-то, тоже не сложно. Сложно найти тех, с кем приключения можно было бы разделить ко всеобщему удовольствию. А в моей жизни такие люди есть. И это огромное счастье.

Непутёвые заметки.

17:08 

Простуженное.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Раз в два года можно и простудиться, решил дорогой организм. Можно, согласилась я, но только ненадолго, пожалуйста.
С тех пор прошло три дня. Или, может, четыре, но точно не больше. А вот по внутренним ощущениям – целая вечность.
Выспаться за эти три дня я уже выспалась. На три года вперёд. Теперь можно и выздоравливать. На счёт три. Раз, два,…


Я умираю от скуки, когда меня кто-то лечит. (с)
А когда не лечит никто – загибаюсь просто так.
Когда я болею - я сплю. Сутками. Мысль о том, что хотя бы раз в эти сутки нужно что-то съесть и напиться лекарств, мне в голову при этом, естественно, не приходит. Поначалу. Вам бы тоже не приходила, если б вы спали почти летаргическим сном. А когда всё-таки приходит – мир уже кружится перед глазами так сильно, что тут уж не до поисков съестного и таблеток.
Ну, да. Мой здравый смысл, который, вопреки мнению широкой общественности, всё-таки существует, на меня не распространяется.
Не удивлюсь, если в один прекрасный день выяснится, что полуобморочное состояние, которым неизменно оборачивается для меня любая простуда, - оно не столько от самой простуды, сколько от голодовки, обезвоживания и того самого сна на грани беспамятства. Зато посмеюсь от души.


Ах, да пока не забыла. Мне всегда хотелось знать: дорогое мироздание создало человека таким хрупким и уязвимым по глупости из вредности?
Дорогое мироздание, сегодня Рождество, а значит – надо говорить правду. Отвечай! Мне ведь действительно интересно.
А я тебе потом тоже что-нибудь любопытное расскажу. Можно даже – страшно любопытное.

19:01 

Что мы натворили.

Лицо, сочувствующее правосудию.
- Искусство должно быть голодным.
- Но мы-то с тобой не голодные!
- Вот и я о том же.


Вторую ночь этого года я провела так же, как и первую – в городе. На этот раз, правда, уже не одна, а вместе с прекрасной Кейт.

Жан-Жак на Никитском. Три часа ночи.
Мы рисуем на бумажной скатерти Солнечную систему. В цвете. И передаём привет Шерлоку Холмсу. Почему – Шерлоку? Потому что, Шерлок, дорогой, не у тебя у одного сложные отношения с астрономией. Мы состав солнечной системы и порядок расположения в ней планет тоже гуглили. И нет, нам за это не стыдно.
А начиналось всё с попытки Кейт приобщить меня к миру «Звёздных войн», н-да.


Те же, там же. Половина четвёртого.
Я рисую дракона Смауга. Срисовываю, точнее, с карты Средиземья всё из того же гугла. Кодовое название картины: «Аня рисует хуже, чем Бенедикт Камбербетч».

читать дальше

Кстати. В планах нашего творческого объединения и сама карта Средиземья.
И нет, мы ничего не пили. Совсем ничего. Нам, знаете ли, не требуется.

Половина пятого. У нас творческий процесс в разгаре и круговорот символизма в природе.
Подошёл официант, полюбовался нашими творениями, восхитился.
Нас в Жан-Жаке не забудут.

17:55 

Ирония судьбы или - с Новым Годом!

Лицо, сочувствующее правосудию.
Доброе утро! Восторженный идиот в моём лице снова с вами.

Я никогда не:
- Встречала новый год в состоянии «один дома». (Не приходилось. Ни разу.)
- Гуляла одна в новогоднюю ночь. (Так-то я часто брожу по ночам чёрт-те где. Но в новогоднюю ночь: кто бы из близких, будучи рядом и в здравом уме, отпустил?)
- Каталась в новогоднюю ночь на метро. (Я вообще на нём езжу нечасто. За то, что езжу вообще, большое спасибо московским пробкам.)
До прошлой ночи. А прошлой ночью весь этот незабываемый опыт свалился на меня, как снег на голову, – неожиданно и неотвратимо.
Новогодняя ночь – это время чудес потому что, ага.

С гостями как-то не сложилось, родители, по воле всяческих обстоятельств, уехали задолго до полуночи, а не после, как собирались изначально, остальные планы тоже порушились у меня на глазах. Кошмар, скажете вы. Ан-нет! Одна из самых лучших ночей в моей жизни. Серьёзно.

Была у меня мечта идиота: погулять в новогоднюю ночь. И она сбылась. Новый год, начавшийся с исполнения мечты, обязательно будет прекрасным.
Кстати, о мечте. В любой другой раз я бы ещё задумалась: идти - не идти в разгар празднеств куда-то одной. А тут просто пошла, гонимая жаждой праздника, и ни капельки не пожалела.

Непутёвые заметки. «Родители уехали на дачу – я гуляю», практически.
Говорят: как встретишь Новый Год, так и его проведёшь. Я ждала этого года, как ни одного другого. Я не просто хотела встретить его чудесно – мне это было жизненно необходимо. И знаете – что: у меня получилось! Даже лучше, чем я надеялась.
Там в городе, несмотря ни на что, я была счастлива. Я и сейчас счастлива, но это уже очевидно. Я хотела развеяться, хотела, чтобы всё лишнее выветрилось из моей головы. И оно выветрилось.
Да, со мной не было тех, кого я люблю. И я бы очень многое отдала за то, чтобы они в эту ночь были рядом и гораздо счастливее, но.
Счастье - оно многогранно и зависит от очень многого. Чаще всего мы счастливы за компанию. Рядом близкие люди, всем хорошо, жизнь прекрасна. Ну, как тут не радоваться, я не знаю.
А – просто так, независимо от кого-то, чего-то? Как часто мы счастливы сами по себе, просто потому, что – счастливы? Несколько реже. В лучшем случае. А я сегодня была счастлива именно так. Сама по себе. А значит, и правда счастлива. Без оговорок.
Так вот. Пока я опять не ушла в философские дебри, вернёмся к нашим баранам.
Как встретишь, так и проведёшь. Подразумеваются, конечно, не обстоятельства, а настроение, состояние, ощущения. И знаете – что? Я согласна. Ну, провести так же, как встретила. Так же счастливо. Только, чтобы любимые были рядом. А если не рядом, то в полном порядке.
Аминь.
Ничего же себе простыня настрочислась на радостях. А кто слушал – молодец, да. Герой нашего времени просто.
Потом ещё будут важные слова. И фотографии. Я просто хочу, чтобы были. Не на память, а просто так.
А пока – снова здравствуйте. Я вернулась.

17:28 

Новый Год к нам мчится.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Прекрасный был год, замечательный просто, хотя и тяжёлый безмерно. Я рада тому, что он был, и тому, что сейчас он подходит к концу.

Две недели сборов, три часа веселья – и я всё-таки нарядила ёлку. Ещё вчера вечером. По моим меркам, не просто вовремя - почти заранее.
Впереди у меня восхитительный вечер, чудесная ночь и счастливая жизнь.

А пока - с Наступающим вас, ребята! И спасибо за всё, что было и будет.
Для меня число тринадцать – очень счастливое. Пускай для вас оно станет таким же! А ещё пускай Новый Год будет добрым. Помимо всего остального хорошего.

19:15 

Лицо, сочувствующее правосудию.
The weather in England can change very quickly. И не только in England...
Суровая московская зима. Плюс двадцать градусов по Цельсию за один вечер. Спасибо, что не минус, конечно.
Вода, вода, кругом вода: барахтайся на здоровье, да смотри, не утони ненароком.
London is drowning - and I live by the river. Тоже мне - водоплавающее поневоле.

У Насти дома стоит скелет. Сейчас Новый Год (ну, почти), и поэтому его череп украшен дедморозовской шапкой с помпоном. Предлагаю вложить ему в руки табличку с надписью: "Дорогие гости! Тех, кто придёт без подарков, ждёт такая же участь". Для полного счастья и хорошего настроения.

Вечером сидели с Мирой в кафешке и обсуждали, как "уходить от слежки так, чтобы тем, кто следит, было хуже, чем нам". Да, именно в такой формулировке, поскольку процесс сей, в моём представлении, включал в себя подделку документов, бесстыжее манипуляторство и печальный финал для тех, кто следил.

На Страсбургской ярмарке, которую я так ждала и на которую так стремилась, ярмарки как таковой как-то не обнаружилось. Ни утром, ни вечером. Зато нашлась карусель с лошадками. И красивая ёлка. Одна из самых красивых в столице, наверное.

Каждый год двадцать какого-то декабря я иду на Красную площадь.

20:41 

Про Christmas и Хоббита.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Пока мы с самым очаровательным Злом на свете пили кофий и обсуждали философию абсурда, город замело. Ah, it’s Christmas! Был. Позавчера, а не вчера, как мне казалось до недавнего времени. С чем я вас всех и поздравляю. И себя тоже поздравляю: «Поздравляю, Шарик, ты – балбес!».

У людей радость, праздник, а у меня квартира не прибрана, ёлка не наряжена, внутренний календарь с общечеловеческим не синхронизирован. Всё как обычно. С небольшим уточнением: «как обычно» - значит «замечательно». Настолько, что я теряю счёт времени.
В связи с чем, главная цель на ближайшие дни: не забыть про Новый Год. И про российское Рождество тоже не забыть. И перестать уже, наконец, обзывать нынешний декабрь январём, да.


В продолжение темы всего запоздалого. А давайте я расскажу вам про «Хоббита»!
Я совсем не фанат Толкиена. Только «Хоббита» у него и читала. «Властелина колец» не смотрела. И вообще фантастику недолюбливаю. Неправдоподобная она почти вся потому что, не верю я в неё. А то, во что не верю, не могу воспринимать всерьёз. Да и просто воспринимать не могу без особой необходимости.
Из всего вышесказанного легко сделать вывод о том, что «Хоббит» меня не порадовал. Но мы же не ищем лёгких путей! И они нас не ищут, так-то.
А «Хоббит» мне очень даже понравился. Я сама удивилась – насколько, с поправкой на жанр. Я его уже видела дважды, и было бы время – посмотрела б ещё. Даже в тридэ, хотя лучше без оного. И в оригинале, которого в наших кинотеатрах не сыщешь, что странно.

Мартину Фриману всё-таки очень идут роли жертв обстоятельств. Персонажей, которые жили себе спокойно в своём уголке: «nothing happens to me», всё такое, - а потом с ними что-то случилось. Или кто-то. И начались приключения.
А я очень люблю истории про тех, с кем СЛУЧИЛОСЬ, пусть даже и выдуманные. Потому что за тех, с кем случилось, я всегда очень радуюсь. А радоваться за людей (или нелюдей) – это здорово.
Даёшь каждому Хоббиту по Гэндальфу! И уютную норку в придачу, чтобы было куда возвращаться.

Добро пожаловать в Средиземье.

16:11 

О конях и людях.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Съездила вчера вместе с Таней на конюшню – в гости к лошадкам. Тысячу лет собиралась это сделать и вот, наконец, собралась, чему безумно рада.

Лошадки прекрасны! Все, поголовно. Радостно сгрызли яблоки, которые я умудрилась порезать тупой стороной ножа, закусили кашемировым пальто. Дали себя погладить и даже немножко пофотографировать.
А ещё там были собаки баскервилей. И кролики - настоящие! И кладбище всяческой техники в заброшенном здании без окон и дверей напротив манежа. И прекрасный путь по пересечённой местности и зимнему лесу до конюшни.
Но главное - «Снежная королева» в конном варианте. Отличная такая постановка. Я так умилялась, созерцая её, что даже забыла продрогнуть, хотя – около часа на свежем, морозном воздухе.

После окончания спектакля меня покатали на лошади. Это было чудесно, но – бедная лошадь! Я думала, никогда на неё не вскарабкаюсь. Не потому, что не знаю – как. Знаю и даже вполне могу чисто физически. Но очень боюсь покалечить лошадку в процессе. Умом понимаю, что не покалечу, но при мысли о том, что сейчас схвачусь за гриву бедного животного и за седло, пристёгнутое к его бренному телу, и подтянусь наверх (читай: всем весом на нём повисну), впадаю в нравственный ступор. Со стороны это выглядит… добрые люди сказали: забавно. Добрые, добрые люди.
И лошадка тоже добрая просто неимоверно. Ничем не отомстила мне за безуспешные попытки вскочить в седло, предшествовавшие всё-таки успешной. Только расчихалась, бедняга, с горя уже на ходу. В следующий раз привезу ей морковки. А себе – лесенку. Чтобы не травмировать свою и чужую психику лишний раз. Потому что это у меня только с восхождением на лошадь проблемы, а так-то наездничать я люблю. И даже спрыгнуть с лошади обратно на землю могу без жертв, как оказалась.

Тем временем, конюшня погрязла во тьме ночной. Мы распрощались с лошадками и отправились навстречу новым приключениям. Ушли с конюшни в лучших традициях жанра: по-английски, под шум фейерверков, в туман. Густой вечерний туман в неосвещённом лесу – это потрясающе, если вы вдруг не знали. Одно из моих самых любимых природных явлений.

В качестве новых приключений выступали обратный путь в город и вечерний сеанс «Хоббита» - замечательной сказки на ночь, которую нам вчера очень красиво сосватали дорогие друзья.



Зимняя сказка

18:00 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Ещё пара дней, и всё – прощай зимняя сессия.

Узнал, по какому предмету экзамен, во время экзамена.
У нас такое практикуют не только студенты, но и преподаватели. А всё потому, что милые люди из учебной части, на которых возложена почётная обязанность регулярно придумывать оригинальные названия для всяких учебных курсов, подходят к своему делу творчески. Так творчески, что потом сами не могут точно сказать, что напридумывали. И в расписании указать – тоже не могут. Единственное, на что их хватает, так это на написание трёхэтажных лексических конструкций своего авторства в экзаменационных ведомостях. Из которых все заинтересованные лица и узнают, что, собственно, изучали (ха!) и преподавали (ха-ха!) на протяжении семестра.

В понедельник сдавала уголовный процесс. В гордом одиночестве и не сам процесс, а актуальные проблемы оного, но кого волнуют формулировки.
Тот факт, что я сдала его на отлично, вызывает не столько радость, сколько недоумение. Аналогичное недоумение вызывает у меня любой успешно сданный экзамен. То есть, просто любой экзамен. И любая положительная оценка в зачётке. Ведь я-то знаю, что из себя представляет моя подготовка к экзаменам. Ничего такого, на что наивно надеются преподаватели, конечно.

Во вторник сдавали… А, нет. Не сдавали, потому что сдали досрочно. Просто ждали преподавательницу, чтобы расписалась в зачётках. Сорок минут ждали. Сорок! В холодной аудитории и без малейшей уверенности в том, что рано или поздно она всё-таки придёт. Дождались – и на том спасибо. Хотя извинения тоже были бы очень кстати.

Тесты-тесты по всяким правам – катализатор общественной жизни. Если бы не они, окаянные, мы бы с моей единственной и неповторимой подругой по кафедре общались только во время нечастых совместных лекции и семинаров. А так – созваниваемся почти ежедневно. Иногда и по нескольку раз в день. Ибо несть числа некорректным вопросам, не говоря уж об издевательских.
Общее горе объединяет, да.

Кстати, про горе.
Заглянули вчера с Теоретиком в учебную часть. Единогласно решили, что больше туда заглядывать не будем ни за что и никогда, ибо чревато моральными травмами.

На пятом году учёбы я совершенно случайно и с удивлением обнаружила, что дифференциальный зачёт за всякие практики-работы – он, на самом деле, не дифференциальный, а дифференцированный. Это главное моё учебное достижение за текущий семестр, да.

18:04 

Сезон предпраздничных гуляний объявляю открытым.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Сходили мы с Настей вчера на рождественскую ярмарку в Британскую высшую школу дизайна. Сама ярмарка была хороша, но очень уж камерна, зато путь к ней – поистине велик и фееричен.

Наверное, школа дизайна – прекрасное учебное заведение. Скорее всего, так, судя по тому, какой я её знаю. И, тем не менее, тамошним студентам не позавидуешь. Им посочувствуешь. Очень и очень. Потому что находится их Alma Mater на краю света практически, куда ни дойти, ни доехать, только добраться и то лишь при явном желании.
Улица Сыромятническая. Нижняя Сыромятническая, что немаловажно. Потому что есть ещё Верхняя Сыромятническая, Новая Сыромятническая, Сыромятническая Набережная и четыре Сыромятнических переулка. И река - для тех, кому проще утопиться, чем разобраться в тонкостях суровой московской картографии.
(При упоминании этих топографических радостей друг мой Анморис должен, нет, просто обязан вздрогнуть хотя бы ментально, потому что именно там мы с ним блуждали в тот памятный день, когда вместо центра ушли в Лефортово.)
Промзона вдали от метро и широких дорог. Территория бывшей фабрики. Самый дальний угол этой территории – весьма живописной, кстати. На первом этаже «всё для ремонта» и филиал новомодного Энтерпрайза, если вы понимаете, о чём я. На пятом всё-таки ярмарка, а мы уж и не надеялись. На ярмарке – автоматы Калашникова.
Повсюду – причудливые переплетения труб, проводов и железных конструкций. Люминесцентные лампы, зарисовки на стенах, панорамные окна. И просто великолепные виды из этих окон.
Красота, да и только, короче.


Art lives there.

22:16 

Лицо, сочувствующее правосудию.
Бесконечные тесты по уголовному процессу, наконец-то, закончились. И начались бесконечные тесты по… назовём это уголовным правом. Убийства с особой жестокостью, изнасилования на любой вкус и цвет, контрабанда оружия, похищения человеков – спасибо авторам странных вопросов за нашу весёлую юность.

Помимо томов правового косноязычия, читаю всё, что попадается под руку. А попадаются те же убийства да извращения. Зато хоть в читабельном виде.
«Тайная история» филологов-экспериментаторов в двух частях – о, дивная смесь детектива и драмы! – понравилась просто неимоверно. Повесть про Смиллу, её чувство снега и многочисленных тараканов оставила в лёгком недоумении. А в сказе про Винни-Пуха и Дао и извращений-то не было. Хотя, как по мне, этот ваш дзен с безмятежным спокойствием тоже - то ещё извращение, при такой-то весёлой жизни.

А сейчас я читаю про тёмные силы и… Конан-Дойла. Да, да, того самого - так неожиданно. Абсурд, конечно, полнейший, зато ассоциативному мышлению радость.
(Дорогие британские сценаристы, а ведь вы тоже это читали, изверги мои ненаглядные.)
Встречает доктор Дойл как-то раз на своём пути одного интересного человека. Человек этот странен и подозрителен. А дела его подозрительны ещё более. Правда, доктор не знает точно – что за дела-то? Но хочет узнать. Настолько, что даже спрашивает об этом напрямую.
Однажды ему отвечают: выполняю чрезвычайно важные поручения королевы; чрезвычайно важные и совершенно секретные. Честно и скромно. Как и подобает секретным агентам Её Величества.
Чуть позже на основании этого заявления Дойл сделает вывод, что общается с душевно больным человеком. Потому что – какая королева, какие поручения?! Сплошная мания величия да паранойя. Ещё позже – от этого вывода, конечно, откажется. Оно и понятно.
А ещё, кажется, понятно, почему малознакомые люди шарахаются от меня, когда внезапно их покидая, я, чтобы не вдаваться в пространные объяснения – куда, зачем и почему, просто ссылаюсь на дела государственной важности. Спасибо-автору-за-это.
Британским сценаристам, кстати, тоже спасибо. За то, что по их милости я больше не могу спокойно смотреть кино и читать книги – везде нахожу милые сердцу ассоциации.
А ещё у этого загадочного человека есть брат – великий и ужасный, конечно же. Когда он пожаловался Дойлу на то, что его родственничек (который – мастер маскировки и просто гроза лондонской преступности) всегда был «таким обидчивым», мне стало совсем весело.

Ах да. Едва не забыла. Сегодня же началась моя первая сессия в магистратуре. Практически праздник. Особенно с учётом того, что большую часть семестровых зачётов-экзаменов я сдала ещё месяц назад.

17:05 

This is how the heart breaks.

Лицо, сочувствующее правосудию.
Время идёт, но жизнь не меняется. Мне всё так же везёт на придурков, придурки всё так же корёжат мне жизнь. И как разорвать этот круг, никому неизвестно.

...
Я вот сейчас печатаю эти слова, но совершенно этого дела не одобряю. В том смысле, что мне за них очень стыдно. И перед вами, и перед собой. Перед собой даже в большей степени.
А посему – вечер нытья объявляю закрытым.
Спасибо за внимание и до встречи в лучшие дни.

My life, my game, my rules and I'm the winner, of course.

главная